Копылов В. А.

НЕРВНАЯ СИСТЕМА И МОЗГ

 

Работа В. А. Копылова «Нервная система и мозг» является обобщением и заключительной частью целой серии более ранних публикаций автора («Функциональная способность нервной системы», «Физиология и время», «Напряжение — это жизнь» и др.), в которых отражены его оригинальные взгляды и воззрения на роль функционального состояния нервной системы, как основы понимания процессов здоровья-болезни-выздоровления.

В представленной работе излагается дальнейшее, более углубленное представление автора об устройстве и функционировании мозга и периферической нервной системы. В. А. Копылов, используя ранее описанную им энергетическую модель существования человека, показывает, что серое вещество головного мозга является аккумулятором и посредником восприятия энергии тонкого мира, которая участвует в формировании самого мозга и других органов и систем человека. В дальнейшем мозг и гормональная система распределяют энергию по потокам, обеспечивая функционирование внутренних органов и систем в соответствии с универсальной концепцией напряжения, также сформулированной автором ранее. При этом В. А. Копылов особо подчеркивает важнейшее значение периферической нервной системы как активного самостоятельного компонента, обеспечивающего на основе принципа «целостности и обратной связи» не только уровень функционирования мозга, но и степень построения его структур. На наглядных клинических примерах он показывает, что та патология мозга детского возраста (детский церебральный паралич, гидроцефалия, эпилепсия, аутизм и др.), которую большинство исследователей считает повреждением мозга в процессе внутриутробного развития или во время родов, таковой не является, а представляет собой лишь задержку развития, часто обусловленную низким потенциалом или дисбалансом энергетических процессов на уровне периферической нервной системы. Автор показывает, что исходя из этого, становится понятным неэффективность, а часто даже вредность тех действий, которые при этой патологии предлагает традиционная медицина — назначение противосудорожных препаратов, искусственное хирургическое вмешательство в нервную систему, так как они не устраняют причину, а наоборот, подавляют естественные защитные механизмы, направленные на преодоление организмом задержки развития мозга. В противовес этому он приводит убедительные примеры из личного опыта, когда разработанный им метод болевого воздействия и напряжения, при воздействии на периферическую нервную систему, приводит у детей с патологией головного мозга, не только к выраженному клиническому улучшению, но и стимулирует создание неразвитых до лечения структур мозга, что доказывается такими современными методами визуализации как ультразвуковое исследование и компьютерная томография.

Разбирая вопрос сознания, В. А. Копылов полагает, что за этим следует понимать сложный комплексный процесс осознания организмом себя для функционирования в материальном мире, который формируется мозгом также на основе постоянной обратной связи с периферической нервной системой и органами чувств. Таким образом, читателю представляется возможность ознакомиться не только с принципиально новыми взглядами на роль и функцию мозга и нервной системы, но и получить от автора убедительные аргументы в подтверждение этого.

В. В. Давыденко, доктор медицинских наук, профессор

 

Кто-то сказал однажды, что невежество состоит не столько из незнания, сколько из ошибочного знания.

Гленн Доман

 

Преграда для чуда — наше неверие.

Архимандрит Парфений (Мурелатос)

 

Признавая себя знающим, ведающим, я также впадаю в невежество, веря в свои представления, как в истину в последней инстанции. Имея свое представление о взаимодействии нервной системы и головного мозга, после прочтения книги видного американского ученого и гуманиста Гленна Домана «Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга» (Гленн Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. Riga,Latvia: Juridiskais birojs VINDEX, SIA, 2007. 329 с.) у меня появилось желание изложить это представление на бумаге.

Гленн Доман, пожертвовав своим благополучием и благосостоянием своей семьи, посвятил свою жизнь, с преданным ему коллективом, поиску путей исцеления и развития детей с тяжелейшими патологиями: детский церебральный паралич (ДЦП), эпилепсия, умственная отсталость, синдром Дауна и др., позволяющих получить реальные, а порою и выдающиеся результаты, представить которые, казалось, было невозможно.

Оценивая жизненный путь Гленна Домана, по материалам, изложенным им в указанной книге, возникает внутреннее убеждение, что Доман был отмечен Богом. Попытаюсь объяснить это. Появление фильма «Остров» режиссера Павла Лунгина вызвало необычайный интерес к нему в мире. Я смотрел его много раз (что, вообще, мне не свойственно), и хочется смотреть еще и еще. Когда на архиерейском соборе возникла дискуссия по фильму, один из иерархов РПЦ сказал примерно следующее: «Я хорошо знаю и режиссера, и артистов. Без влияния свыше фильм таким не получился бы. Ими, безусловно, руководил Святой Дух».

Оценивая этапы становления методики Домана по лечению тяжелобольных детей, мне хочется сказать то же самое, и вот почему.

Уже в самом заглавии книги «Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга» вложено заблуждение, ставшее доминантой в развитии его учения — это повреждение мозга. Рождаются ли тяжелобольные дети уже с повреждением мозга? Рождаются, но это довольно редкие случаи: при неудачной беременности (при падениях, при травмах и в других подобных случаях), неправильном ведении родов. Чаще повреждения мозга происходят при прививках, при послеродовой реабилитации. Но в подавляющем большинстве случаев тяжелыми инвалидами рождаются дети вследствие недоразвитости головного мозга (у детей, рожденных недоношенными, либо при неудовлетворительном процессе созревания плода), либо вследствие генетических нарушений.

Понятие «травма мозга» практически препятствует логическому поиску методов излечения таких детей. Тем не менее, Гленном Доманом и его командой такие методики были разработаны. Во многих случаях с помощью этих методик Гленн Доман добивался впечатляющих результатов в лечении детей-инвалидов с ДЦП, вплоть до полного выздоровления, приводя их к нормальной жизни.

Результаты же, полученные в развитии интеллекта детей с умственной отсталостью, не говорящих ни слова, а зачастую ни слога, с тяжелой формой ДЦП (не сидит, не держит голову, с сильной спастикой конечностей, с отсутствием моторики пальцев), поражают и не поддаются здравому осмыслению. Уже в 2–4 года эти дети читают с невероятной скоростью и потом могут передать содержание прочитанного, прекрасно владеют всеми арифметическими действиями, порою решая задачи, которые предлагают абитуриентам при поступлении в вуз, сочиняют глубоко содержательные стихи, общаются с себе подобными по интернету. Но это так и есть.

Я не стал бы поднимать эту тему, если бы самому мне не доводилось лечить именно таких детей с ДЦП. И в то же время, с моей точки зрения, представления Гленна Домана о причинно-следственных связях в этиологии заболеваний этих детей ошибочны. Он пишет:

«Почти у каждого из них на основе длинной и сложной экспертизы мы выявляем повреждение мозга, имея в виду, что их проблемы не в слабых руках или ногах, или не в неразвитой мускулатуре, или не в плохо сформированных органах речи, или не в дефектах глаз, как посчитало бы большинство окружающих. Вместо этого, мы делаем заключение, что его проблемы произошли в пределах мозга по причине некоторого несчастного случая [выделено мной], случившегося до, во время или после рождения, что повлияло на способность мозга принимать информацию или на его способность отвечать на нее» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 1–2).

Итак, его профессиональная деятельность началась в 1941 году в больнице медицинской школы университета Темпл в качестве физиотерапевта. Там же состоялась его встреча с видным американским нейрохирургом Темплом Фэем, что в дальнейшем определило его профессиональную и научную деятельность.

Гленн Доман был очарован Темплом Фэем:

«К счастью для меня и моего будущего, в университете Темпл оказался человек, знания которого в этой области, возможно, превышали знания любого человека на Земле. Его имя было Темпл Фэй, и хотя ему было всего сорок, он уже был профессором неврологии и профессором нейрохирургии. Он был одним из величайших людей в медицине всех времен и народов» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 7).

«Я знал только то, что я должен, просто обязан проводить каждую свободную минуту, наблюдая и слушая доктора Фэя. Я был загипнотизирован. Я был очарован. Я был заинтригован. Я был околдован. Я безнадежно потерялся в том, что я наблюдал» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 13).

Однако вскоре, еще не погрузившись плотно в работу, после атаки на Пёрл-Харбор, Доман завербовался в армию Соединенных Штатов. Он пишет:

«Мы ранили, убили или захватили в плен много тысяч молодых немецких солдат. Моя рота из 187 солдат и 6 офицеров уменьшалась трижды — до 18 солдат без единого офицера. Во всем мире не найти более убежденного пацифиста, чем солдат-пехотинец, победившей стороны в конце войны — кроме, может быть, солдата-пехотинца побежденной стороны. За исключением униформы, они были поразительно похожи. Осознание того, как много интеллекта я погубил, обострило мое желание вернуться как можно быстрее к моей практике лечения, а не разрушения» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 14).

«Так как рота, которой я командовал во время войны, была одной из самых знаменитых в Третьей армии генерала Паттона, я получил много наград, и про меня часто рассказывали в прессе» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 15).

Демобилизовавшись из армии знаменитым, Доман получил много предложений по работе и выбрал то, к чему стремился: лечить тяжелобольных. Он довольно быстро убедился, что полученное им прекрасное медицинское образование, знания каждой мышцы, знания о ее начале и конце, о кровообращении и иннервации результатов в лечении инвалидов не дают. Как я понимаю, Доман проводил обычный классический массаж — растирал (как он говорил) мышцы: а надо было проводить действие на периферическую нервную систему.

В дальнейшем разработанные Доманом методики реабилитации детей-инвалидов так или иначе заключались в воздействии на нервную систему, но не прямым контактом с нервной системой, а как бы окольным путем.

В конце 40-х годов вокруг Домана собралась группа единомышленников, объединенная страстным желанием найти пути помощи тяжелобольным детям. В процессе дебатов они пришли к выводу, что все известные в медицине методы лечения и реабилитации детей-инвалидов не эффективны и не дают удовлетворительных результатов. Они не позволяют адаптировать таких детей к повседневной жизни.

«Тогда использовалось много различных методов работы с больными детьми. Вообще, существовавшая методика пользовалась почти всеобщим одобрением в течение долгого времени, только немного отступая, когда новые методы и новая надежда завоевывали себе место под солнцем. Факт существования многих различных методов не означал, что любой из них был успешным; в действительности, это означало как раз обратное» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 35).

В итоге под немалым влиянием доктора Фэя пришли к следующему:

«Мы снова принялись анализировать методы лечения, которые мы использовали, и спрашивали себя, что они имели общего. Конечно, казалось, существует очень большой разрыв между массажем, теплом и упражнениями с одной стороны и ортопедической хирургией, поддержками, протезами, накладками, психологическим лечением и т.д. с другой. Одно общее, однако, имелось. Область их применения к каждому ребенку из группы находилась в интервале от его шеи вниз, в то время как, фактически, проблема каждого ребенка находилась от шеи вверх. Короче говоря, мы работали в той области, где у них не было проблем и не работали ни с кем там, где действительно была проблема [выделено мной].

Мы вынуждены были заключить, что, если мы беремся лечить человека с повреждением мозга, то нужно лечить поврежденный мозг — то, где лежит причина, а не тело, где лишь отражены симптомы» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 38).

Насколько это не так, я объясню далее. Сейчас же рассмотрим этапы развития и становления учения Домана.

Это была группа специалистов, каждый в своей области: физиотерапевты, ортопеды, трудотерапевт, логопед, фтизиатр, реабилитолог. Пролечив большую группу детей-инвалидов, они оценили результаты своей работы и признали, что они незначительны, полагая при этом, что если бы они не занимались с детьми, их состояние было бы хуже. Однако, сравнив состояние детей пролеченных с не лечившимися совсем (в основном, из малообеспеченных семей), они пришли к следующему выводу:

«Мы пришли к абсолютно поразительному заключению. Состояние детей, оставшиеся без лечения, было в подавляющем большинстве лучше, чем состояние детей, с которыми мы работали! Среди детей, не проходивших лечение, лучшие добились большего прогресса, чем лучшие дети в нашей группе, и худшие не были столь плохи, как наши лети, состояние которых, фактически, стало хуже. Очевидность была бесспорной. Мало того, что наша работа была неэффективна, но и еще состояние тех детей, которые не подвергались лечению, было лучше, чем состояние наших детей, с которыми мы работали столь долго и упорно.

Мы подошли к потенциально трагическому решению. Очевидно, что мы не могли оправдать продолжение работы с детьми, если состояние лечившихся детей было не лучше, чем состояние не лечившихся. У нас был выбор. Либо мы прекращали работать с детьми в целом и признавали, что все наше коллективное знание и работа не приносят никакой пользы, либо нам нужно было найти лучшие ответы.

Мы не желали прекращать работать с детьми. Это подразумевало, что нам будет нужно начать все с начала, приняв, что мы ничего не знаем» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 36–37).

Начался мозговой штурм. Скомплектовав команду, они заключили:

«Мы могли теперь проводить самостоятельно всестороннюю и глубокую экспертизу физических, неврологических, психологических и образовательных аспектов новорожденных, школьников и взрослых: нормальных и с отклонениями.

Так как каждый из нас знал свою область хорошо, мы превратились в клады знаний друг для друга» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 40).

Проанализировав развитие нормального здорового ребенка с момента рождения и до умения самостоятельно ходить, они пришли к выводу, что начальным, обязательным этапом такого развития является ползание на животе, а затем и на четвереньках:

«Это был 1952 год, и мы нашли наш первый метод лечения: ребенок с повреждением мозга, не умеющий ходить, должен проводить свой день на полу в положении "лицом вниз". В качестве единственного исключения из этого правила его можно было поднять с пола, чтобы покормить, помыть, пообщаться и проявить свою любовь» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 52).

Лет десять назад, когда я работал в Москве, ко мне пришли специалисты, пропагандировавшие метод Домана. Одним из главных факторов в развитии тяжелобольных детей является нахождение ребенка на полу в положении на животе. На это я отреагировал сразу: лежа на животе, ребенок вынужденно стремится поднять головку, перевернуться или ползти, то есть быть в напряжении, а не расслабленно лежать на спине. Напряжение же — путь к развитию.

Однако нахождение ребенка на животе большую часть суток было недостаточным, чтобы он научился ползать на животе, тем более на четвереньках. Тогда был разработан метод копирования (паттернинг), который базируется на подсказке доктора Фэя об эволюционном развитии животного мира и мозга человека:

«Тэмпл Фэй давно использовал термин перекрестная модель в своих исследованиях о том, как перемещаются ящерицы или аллигаторы (оба существа с развитым средним мозгом и подкорковыми областями). Он даже развил различные пути прохождения больных детей через те же самые движения, процедуру, которую он назвал "копирование"» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 63).

Этот метод представлял собой копирование модели движения рептилий при их перемещении.

«Модель выполнялась тремя взрослыми, которые должны были действовать гладко и ритмично. Один взрослый поворачивал голову, в то время как другой взрослый сбоку, к которому была повернута голова, сгибал руку и вытягивал ногу. Взрослый на противоположной стороне вытягивал руку и сгибал ногу. Когда голова поворачивалась в другую сторону, положение конечностей менялось на противоположное.

Спустя годы основная модель осталась такой же, только с небольшими модификациями» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 64).

Метод копирования необычайно трудоемкий, требует ежедневной работы по 8 и более часов. Результаты бывают удовлетворительными, но более — малозначимыми. Многие родители с такой нагрузкой не в состоянии были справиться и прекращали лечение этим методом.

Следующим этапом развития системы Домана было применение масок. Этот метод оказался высокоэффективным:

«Результаты были даже лучше, чем мы ожидали. Мало того, что дыхание пациента улучшалось, но и уменьшились его проблемы с респираторными болезнями. Как и в случае с пациентом с полиомиелитом, у нашего пациента с повреждением мозга стало меньше респираторных заболеваний, чем у других членов его семьи.

Эта программа дыхания уже используется много лет в Институтах, а также и во многих других учреждениях в Соединенных Штатах и за границей. От двух до трех миллиардов масок было сделано детям с повреждениями мозга в Соединенных Штатах и за его пределами.

Мы нашли методику, которая не только улучшала питание мозга, снабжая его кислородом, но иногда даже спасала жизнь людей» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 105).

Началом развития метода масок послужило стремление помочь тяжелобольным людям, страдающим полиомиелитом, тем более что одна из его сотрудниц страдала тяжелой формой полиомиелита и передвигалась только на коляске. Сотрудники отмечали, что у больных полиомиелитом, как правило, была слабая грудная клетка без заметных дыхательных движений, больные часто болели респираторными заболеваниями. Возникающие при этом пневмонии (а это способ иммунной системы укрепления легких, см. мою статью «Обвиняемый — страх») нещадно подавлялись антибиотиками.

«В конце 40-х и начале 50-х годов лечение полиомиелита было трудной и часто безнадежной работой. На полиомиелит нельзя воздействовать лечением, направленным на мозг, потому что полиомиелит, конечно, не является следствием повреждения мозга, а привязан к краям спинного мозга в том месте, которое называется передние рога, и где нервные каналы отходят от спинного мозга и расходятся к различным частям тела, передавая моторные команды.

Серьезный полиомиелит часто навечно оставлял за собой проблемы с дыханием в форме парализованных или частично парализованных мышц груди. Часто все усилия спасти пациента не достигали цели, и пациент погибал, задыхаясь. Вся работа и усилия были впустую.

Даже когда пациент выживал, он обретал постоянную проблему с дыханием. Если пациент подхватывал простуду, которая бы только слегка досаждала здоровому человеку, то она, обычно, заканчивалась пневмонией; и, следовательно, много ценного времени для лечения терялось» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 98).

Доман видел проблему в том, что «у пациента просто не поступала команда на мышцы груди. Столкнувшись с этой проблемой раньше в случаях с повреждениями мозга, наша группа пришла к выводу, что при определенных обстоятельствах нужно использовать рефлексы, чтобы достичь движений, которые позже пациент мог бы выполнять по своей воле» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 98–99).

По Доману рефлекторное дыхание управляется головным мозгом, получающим сигналы от хеморецепторов: при недостатке кислорода и увеличении концентрации углекислоты во вдыхаемом воздухе, хеморецепторы запускают в действие процесс в мозге, заставляющий дышать человека глубоко и учащенно. Тогда, расположив своих сотрудников в хорошо запечатанной комнате, Доман наблюдал за их дыханием:

«Так как комната все же была очень неэффективно запечатана, прошло несколько часов, прежде чем произошло существенное понижение содержания кислорода и подъема содержания С02. Но, по мере того как это происходило, было легко заметить, что сотрудники начали рефлекторно дышать глубже и быстрее. Изумленными глазами мы наблюдали, как Лоррейн, сидя в своем инвалидном кресле на колесах, также дышала глубже и быстрее, чем она могла это делать самостоятельно, по своей воле. Мы ликовали» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 101).

Оценив таким образом, по мнению Домана, влияние повышенной концентрации углекислого газа во вдыхаемом воздухе на мозг пациента, его группа в мозговом штурме пришла к методу масок. В дальнейшем оказалось, что этот метод высокоэффективен при лечении тяжелобольных, и не только детей, но и взрослых, даже с такими заболеваниями, как эпилепсия и инсульт.

В Институтах Домана была разработана методика оптимального и безопасного применения метода масок, выработана инструкция по его применению с показаниями и противопоказаниями (а их немного). Сейчас метод масок популярен и, благодаря своей эффективности, распространился практически по всему свету.

Самым же удивительным достижением Домана является уникальное развитие интеллекта у тяжелобольных детей с раннего возраста, порою не ползающих, не сидящих, не держащих головку, со спастикой в руках и ногах, не говорящих и даже не произносящих слоги. О таких, как сейчас говорят, скрытых возможностях, судя по книге, у Домана и его коллектива не было и в мыслях. Однако им представилось знание, перевернувшее их мировоззрение:

«Остается фактом, что сегодня дети с повреждениями мозга в возрасте всего два и три года регулярно обучаются читать по программе Институтов. Того, кто открыл нам глаза, звали Томми Лански» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 123).

Томми родился очень слабым. Родители приложили все усилия в поиске путей, ведущих к исцелению ребенка. Когда Томми было два года, после нейрохирургического обследования нейрохирург откровенно объяснил родителям, что по его данным: «Томми был ребенком, подобным овощу, который никогда не будет ходить или говорить и поэтому должен быть помещен в специальное учреждение» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 124).

Однако отец Томми, будучи человеком с сильным характером, объявил специалисту: «Доктор, Вы все перепутали. Это — наш ребенок». Он продолжил поиски, где бы могли помочь его ребенку, но никто не брался за лечение Томми. Наконец, когда Томми исполняется три года, отец с Томми попадают в Институт Достижения Человеческого Потенциала. К этому моменту Томми не мог ходить и произносил всего несколько звуков.

Была разработана программа лечения Томми. Через два месяца Томми ползал на животе, а в три с половиной года он ползал на четвереньках и мог сказать «мама» и «папа». Далее мать Томми покупает букварь и сама начинает заниматься с ним по букварю.

В четыре года уже был виден явный прогресс в речевом развитии. Родители сказали врачам, что Томми может читать. Врачи на это только «вежливо улыбнулись», не поверив. Однако в пять лет родители убедительно продемонстрировали возможности Томми в чтении.

«Этот маленький ребенок с серьезной травмой мозга фактически читал намного быстрее, чем произносил слова при его нормальной скорости речи. Томми не только читал, но это было скоростное чтение, и понимание было очевидным!

Тот факт, что мы были ошеломлены, был написан на наших лицах. Мы повернулись к г-ну Лански.

"Я вам говорил, что он может читать", — сказал г-н Лански.

С того дня все мы стали другими, поскольку это был последний фрагмент мозаики, которая собиралась в течение более чем двадцати лет.

Томми продемонстрировал нам, что ребенок с серьезным повреждением мозга может научиться читать намного раньше, чем это обычно делают нормальные дети.

Конечно, Томми немедленно был подвергнут тестированию в полном масштабе группой экспертов, которые через неделю приехали из Вашингтона специально для этой цели. Томми — с серьезной травмой мозга и только пяти лет отроду — мог читать лучше, чем средний ребенок вдвое старше его, и с полным пониманием всего прочитанного.

Когда Томми исполнилось шесть, он ходил, хотя это было относительно ново для него, и он все еще немного шатался; он читал на уровне шестого класса (что соответствовало одиннадцати-двенадцати годам). Томми не собирался проводить свою жизнь в Институте, и его родители искали "специальную" школу, чтобы устроить Томми туда в следующем сентябре. Специальную высшую, то есть, а не специальную начальную. К счастью, теперь есть школы для исключительно "одаренных" детей. Томми имел сомнительный "дар" в виде серьезной травмы мозга и бесспорный дар в лице родителей, которые действительно его очень любили и верили, что, по крайней мере, один ребенок не достиг своего потенциала.

Томми, в результате стал катализатором двадцатилетних исследований» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 126).

Были разработаны методики обучения таких детей быстрому чтению и обучения по нескольким программам, по которым они значительно успешнее, чем нормальные (не больные) дети обучались в школе.

В последнее время, с появлением телевизионных передач «Синяя птица», «Лучше всех», я с увлечением наблюдаю, как маленькие дети, часто еще дошкольного возраста, демонстрируют свои уникальные способности: в пять лет малышка свободно владеет четырьмя иностранными языками (мама начала приобщать к ним с двухмесячного возраста), другая наизусть воспроизводит всего «Евгения Онегина» и способна продолжить любой озвученный отрывок, третья демонстрирует владение скоростным счетом, четвертый в три года профессионально играет в шахматы, в возрасте до 10 лет дети прекрасно владеют музыкальными инструментами, а кто-то изумительно владеет своим телом.

Когда же уникальные способности проявляют тяжелобольные дети в возрасте двух-пяти лет, это поражает.

За последние пять лет мне довелось пролечить более 10 таких детей (с которыми занимались по системе Домана). В настоящий момент у меня пролечивается шесть таких детей, и вот что рассказывают их родители.

«Иван родился 26.03.2014 на 41 неделе в результате естественных родов. Из-за двойного обвития пуповиной (одна петля вокруг шеи и одна вокруг шеи и руки) Иван застрял в родовых путях, следствие — тяжелая асфиксия, тонические судороги через 2 часа после рождения, тяжелая энцефалопатия. Диагноз: ДЦП, спастический тетрапарез.

О раннем интеллектуальном развитии детей по методу Домана мы узнали еще до рождения Ивана, во время беременности были подготовлены материалы для раннего обучения чтению, математике, а также "биты интеллекта". После рождения Иван плохо фиксировал взгляд, но в первый же месяц мама начала ему показывать крупные карточки с яркими надписями согласно методике. Карточки с "битами интеллекта", предназначенные для постепенного обучения чтению и запоминания ребенком множества сведений из различных областей знания (деревья, млекопитающие, русские цари, великие изобретения, географические объекты, шедевры живописи и многое другое), показывали ребенку до 1 года. В 3 месяца стало ясно, что Иван понимает речь, поэтому начали заниматься английским языком: сначала произносились названия вещей по-русски, потом по-английски. К 3 годам, Иван уже хорошо владеет английским языком, в том числе грамматикой, читаем детские книги на языке оригинала. Китайский язык он тоже научился понимать за 3 месяца пребывания в Китае в возрасте 1,5 лет. Таким образом, благодаря занятиям и, очевидно, одаренности, Иван интеллектуально более чем здоровый ребенок. Он общается с нами посредством альтернативной коммуникации — тыкает лбом в буквы алфавита или цифры, висящие на стене. Из-за ограниченного объема движений нам приходится ему помогать — подносить к тем буквам, к которым он тянется. Подтолкнул нас к данному способу общения сам Ваня в 1,5 года, на вопрос «Что тебе купить в магазине?» потянул меня к алфавиту (он с 3х месяцев указывал, куда его нести и что он хочет) и ткнул поочередно в 3 буквы: ШЯР. Мы уже знали, что ребенок очень любит воздушные шарики. Комично то, что Ваня начал писать слова так, как он их слышит, то есть с ошибками в каждом слове. Однако все исправления тут же запоминает, и сейчас, к 3 годам, стал намного грамотнее.

В 10 месяцев решено было заняться вплотную изучением алфавита, но ребенок интереса не проявил. В результате проверки выяснилось, что Иван уже умеет читать — научился в процессе занятий по карточкам. После этого Ивану преподавалось разное: история, архитектура, география, астрономия, физика. По методу Домана Ивану показывали счет только до 20, в 10 месяцев начали изучать сложение и вычитание чисел до 20, однако Иван активно протестовал и отворачивался. Проверка показала, что он уже отлично умеет выполнять арифметические действия! Поэтому с 10 месяцев мы изучаем математику, которая пользуется у Ивана неизменной популярностью. Он схватывает на лету: достаточно объяснить ему, что такое "проценты" или "логарифм", и он уже решает задачи и уравнения на заданную тему. Сейчас знания Ивана по математике, возможно, превышают родительские, а скорость подсчета в уме очень велика. Ответ Иван показывает, тыкая лбом в нужную цифру или знак. Так же "пишет" ответы по буквам на стене.

В целом наш опыт работы по методу раннего интеллектуального развития Г. Домана с особым ребенком показал прекрасные результаты: Иван с радостью демонстрирует разносторонние знания и надеется вырасти и стать физиком и ученым-химиком. Он говорит, что изобретет устройство, которое позволит "выдерживать молекулярный пар в жидком азоте". Что это может значить, нам не известно.

Работа с Ваней по программам физического развития особых детей по методу Домана результатов не дала. Согласно Доману ребенок должен находиться всё время на полу на животе, но в нашем случае из-за проблем с пищеварением, вздрагиваний и спастичности это было затруднительно, как и занятия с горкой Домана. Копирование (паттернинг) также не было эффективным.

Иван очень осознанно относится к своему лечению, прямо говорит нам, после каких процедур он чувствует себя лучше, а после каких ничего не меняется. При первой короткой встрече с доктором Копыловым он буквально прыгнул от бабушки к нему на руки. После этого у нас не осталось сомнений, и мы записали Ивана на первый курс лечения методом внешнего болевого воздействия и напряжения. Перед началом курса мы попросили Ивана перечислить тех из многочисленных специалистов по лечению и реабилитации, которые, по его мнению, действительно помогают ему. Иван назвал имя одного остеопата, одного специалиста по ЛФК, подумал пару секунд и добавил: «и дед». Мы засмеялись, потому что поняли, кого имел в виду ребенок — он просто не знал, как зовут Виталия Александровича, но уже до первой лечбной процедуры почувствовал, что этот человек способен ему помочь. И не ошибся: результаты лечения могут показаться небольшими, но для ребенка с тяжелой формой ДЦП это шаги вперед.

Метод внешнего болевого воздействия и напряжения (ВБВ) помог Ивану в возрасте 2,5 года преодолеть проблему вздрагиваний. Серии вздрагиваний по нескольку раз в день беспокоили его с 6 месяцев. Во время З-го курса лечения у Ивана поднялась высокая температура, вздрагивания резко прекратились и с тех пор не повторялись. В результате лечения у Ивана повысился иммунитет, исчез хронический бронхит, дыхание перестало быть жестким. Спина стала крепче, он лучше держит ее в положении сидя. В целом воздействие на организм Ивана методом ВБВ оказалось эффективнее, чем адаптивная физическая культура и европейский метод Фельденкрайза. Выражаем огромную благодарность Виталию Александровичу за его вклад в лечение Ивана.

С уважением,

семья Х. 17.03.2017».

«Саша Л. родился на 29–30 неделе беременности в результате экстренного кесарева сечения вследствие острой гипоксии плода на фоне материнской ОРВИ. Оценка по Апгар — 4–6 баллов. Сразу попал в реанимацию для младенцев на ИВЛ. Следом было 10 дней борьбы за жизнь, два или три эпизода, когда он почти умирал из-за сердца, было назначено 4 мощных препарата для поддержки сердца. Кроме того были пневмония, отек мозга. На 10-й день мы окрестили сына прямо в реанимации, и, начиная с 11-го дня, дела его медленно, но верно пошли на улучшение. В реанимации же (видимо, вследствие применения для дыхания сильно обогащённой кислородом смеси на фоне отека мозга) у него сформировалась перивентрикулярная лейкомоляция — повреждение белого вещества мозга в виде множественных кист в перивентрикулярной области. После реанимации, где Сашка провел 1 месяц и 4 дня, его перевели в отделение патологии новорожденных.

Выписался он из больницы домой через 2 месяца, с кучей диагнозов и противосудорожной терапией. Далее до одного года мы верили в назначения неврологов и думали, что они спасут сына от надвигавшегося паралича. С 4 месяцев ежедневно делали гимнастику по Войту, а в перерывах между сеансами гимнастики тоже постоянно что-нибудь делали с малышом. К сожалению, на фоне противосудорожной терапии динамики в развитии почти не было. Он был как новорожденный, а в чем-то даже менее развит. Было подозрение на почти полную потерю зрения (из-за частичной атрофии зрительного нерва) и глухоту, хотя он почти не мог спать днем: просыпался из-за малейшего шума. Как позже мы поняли, он обладал гиперчувствительностью к звукам, но наши врачи такого явления почему-то не знают. Саша потянулся к игрушке впервые в возрасте одного года. Первые зубы появились после года.

Когда Саше было три месяца, я прочитала книгу Гленна Домана "Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга". С этого момента я каждую секунду как-нибудь да воздействовала на малыша, не давала ему просто лежать в кроватке, так как поняла, что мозг надо стимулировать, добавлять туда информацию.

Когда Саше был год, мы познакомились с семьей, которые уже побывали в Америке в Институтах достижения Человеческого Потенциала Г. Домана. С этого момента у нас началась жизнь по Доману. Первыми процедурами были обучение чтению по методике Домана (чтобы спасти зрение) и масочное дыхание. Чуть попозже подключили сползание по горке 5–6 раз в день и освоение альтернативной коммуникации (метод общения с неговорящими людьми).

К двум годам Саша смог своими глазами читать печатные книги, причем первой самостоятельно прочтенной книгой стала "Маугли", напечатанная довольно мелким шрифтом. Особенностью Сашиного чтения до сих пор является феноменальная скорость. Он не читает по строке, как обычно, он как будто фотографирует страницу целиком. Позже мы узнали, что методика обучения чтению по Доману часто дает такой результат. Книг он прочитал великое множество и самых разных: от энциклопедического словаря до ядерной физики для детей. На первых порах его почему-то интересовали всякие научные книжки, и только позже, когда он смог лучше слушать, что ему читают, он освоил сказки и стихи.

На протяжении всего этого периода все его диагнозы сохранялись. Угроза ДЦП превратилась в ДЦП в форме спастического тетрапареза. Моторное развитие совсем никак не шло. С виду трудно было сказать, реагирует ли он на окружающий мир и понимает ли что-нибудь? Я имею в виду, что посторонний человек этого бы не понял. Помимо всего прочего у него были ужасные проблемы с пищеварением. После прекращения вскармливания грудным молоком (сцеженным, сам не мог высасывать) в возрасте одного года (да и во время молочного вскармливания тоже) чего мы только не делали, но боли в животе и постоянная диарея с непереваренной едой стали постоянными спутниками нашей жизни. Помимо этого противосудорожная терапия давала свои побочные эффекты в виде плохих показателей крови, не слишком хороших печеночных проб, гипотериоза, отсутствия интереса к миру вокруг. Еще у него были очень холодные ручки и ножки, даже в нескольких шерстяных носках. Ступни всегда синюшные. На прикосновения и щекотку реагировало только лицо и немного руки: Саша смеялся. Остальные части тела не реагировали никак. На фоне Войта-терапии он стал спокойнее. Если до этого он плакал целыми днями, то после начала занятий по методу Войта у него появились периоды спокойного бодрствования.

Но в возрасте 1,5 лет мы решили поменять метод воздействия, так как любая реакция с Сашиной стороны прекратилась. И мы стали собираться в США. Впервые мы попали в Институты Гленна Домана, когда Саше было 2 года (после целого года самостоятельных занятий). Нам выписали очень обширную домашнюю программу, включавшую в себя элементы для воздействия на физическое, интеллектуальное развитие, физиологию, прописали диету. Работа была очень интенсивной: одних дыхательных масок приходилось делать 40–50 штук ежедневно, а в промежутках между ними успевать еще кучу всего: сползание по горке 10–12 раз, паттернинги по 5 минут 10 раз, продолжать чтение, развивать навыки владения руками, тактильную чувствительность, следить за реакцией на питание, развивать навыки общения, обеспечивать ребенку гипоаллергенную среду, и один из самых главных моментов: на фоне масочного дыхания убирать противосудорожную терапию по очень осторожной схеме. Всего уже и не вспомнишь. Скажу только, что тогда в нашем доме вынужденно появилась няня, так как успеть сделать все по программе и не забросить бытовые дела просто не получалось. Мы с Сашей начинали с 7–8 утра и заканчивали в 8 вечера, с перерывом на дневной сон.

Потом у нас было еще две поездки в США. В общем, мы делали их официальную программу 1,5 года, каждые полгода добавлялись новые элементы программы, старые убирались. Чего добились: сняли Сашу с противосудорожных, он пополз сам на животе в 2,5 года, немножко живее стали руки, уменьшилось косоглазие, на жесткой диете пищеварение перестало доставлять столько проблем, как раньше, но до конца не наладилось, улучшилось зрение и слух (стал менее чувствителен к звукам), улучшился сон. Ребенок рос довольно неплохо, несмотря на паралич, скелет не деформировался, в интеллектуальном развитии тоже было сделано немало: в 3,5 года Саша читал разные книги, в том числе энциклопедии, детские и не очень, считал сам как минимум в пределах четырех арифметических действий до 100, а также неплохо справлялся с математическими рядами разной степени сложности.

Однако после полутора лет очень напряженной работы стало понятно, что моторное развитие не идет, и все значимые успехи в нем случились в первые полгода, а потом была только работа, а результата не было. Кроме того, у нас стало появляться больше понимания ситуации, стала поступать другая информация, которая позволила переосмыслить домановский подход и увидеть, что он не до конца верен. Также оставался ряд проблем физиологического характера, которые никак не решались.

Все это привело нас к смене методики: мы решили начать лечение у В. А. Копылова, про которого я знала на тот момент уже года три. Но сначала мы не могли к нему обратиться, так как Саша получал противосудорожные препараты, а позже все время было занято выполнением домановских процедур, так что из дома мы выходили только погулять. Теперь же мы решили, что время пришло, и сама идея раскачать собственные силы организма для его восстановления казалась нам очень заманчивой.

После первого же курса у Саши произошло много хороших изменений: увеличилась выносливость, активность, улучшилось настроение в целом, он стал меньше спать, лучше переваривать еду, уменьшилось косоглазие, улучшился сон, он стал меньше скрючиваться при движении по полу. Это была первая зима, которая прошла без лысого затылка, который постоянно лысел в осенне-зимний период. На лечении у Виталия Александровича Саша уже находится более трех лет. За это время Саша очень вырос, потяжелел, пытается говорить, появилось два понятных слова: "да" и "нет", восстановилась эмаль на зубах, и уменьшилось искривление челюстей, косоглазие уже почти незаметно.

За последний год при сочетании сыроядения с программой доктора Копылова пищеварение полностью пришло в норму, с диеты ребенка сняли. Несмотря на отсутствие крупных изменений в моторном плане и в целом явную нехватку движения, структура тела у Саши остается достаточно пропорциональной, без заметных искривлений и контрактур. Он очень включен в окружающий мир, даже постороннему человеку ясно, что ребенок интеллектуально сохранен, не взирая на отсутствие речи. Один из специалистов по двигательной терапии по методу Фельденкрайза сказал нам, что позвоночник у Саши в прекрасном состоянии.

В перерывах между курсами доктора Копылова мы используем и другие методы восстановления: гомеопатию, гирудотерапию по методу А. Крашенюка, Томатис, иппотерапию, кинезиотейпирование, дыхательную терапию с помощью устройства Карбоник, вибротерапию, остеопатию, мануальную терапию, логопедию, музыкотерапию, ритмический массаж, бассейн, микрополяризацию, терапию по методу Фельденкрайза.

Мама Александра.

23.02.2017».

«В 2003 году, когда моему сыну было 3 года, я познакомилась с книгами Гленна Домана "Как научить ребенка читать", "Как научить ребенка математике", "Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга".

Так как у моего сына был диагноз ДЦП тяжелой формы, я решила попытаться хоть немного вытащить его из этого состояния. Следуя методикам, изложенным в книгах, на отдельных листах я писала разные слова, называющие окружающие нас предметы, чтобы научить его читать целыми словами. Рисовала кружочки, чтобы научить его считать.

Процесс подготовки и проведения занятия очень трудоемкий, занимает очень много времени и требует терпения.

Также по методике Г. Домана, я пыталась заниматься физической нагрузкой, делать различные упражнения для рук и ног, выкладывали ребенка на живот на 1,5–2 часа в день, сеансами по 20–30 минут, так как больше ребенок из-за сильной спастики не выдерживал.

Сдвиг в интеллектуальном развитии действительно произошел: ребенок научился читать, считать, решать простые задачи и уравнения.

Физические нагрузки и упражнения по методикам Г. Домана, результата не дали и не привели к снижению спастики и развитию мелкой моторики.

Снимать сильную спастику нам помогает метод В. А. Копылова.

Мама Ярослава

15.03.2017».

Мои выводы по результатам лечения тяжелобольных детей по методикам, разработанным Гленном Доманом таковы.

— Расположение ребенка на животе продолжительное время дает хорошие результаты, так как лежа на животе, ребенок в большинстве случаев чувствует дискомфорт, быстро устает, стремится изменить положение, пытается перевернуться. Ему приходится напрягаться. Участие нервной системы в этом процессе воспринимаются головным мозгом. Так происходит структуризация и развитие головного мозга. Идет именно такой процесс, а не наоборот. Почему я представляю процесс таковым, объясню позже. Но не только расположение на животе больного ребенка полезно. Родителям новорожденного я рекомендую уже на первой неделе его жизни держать вертикально и пытаться ставить его на ноги. Педиатры запрещают это делать до полугода, убеждая, что так будет развиваться сколиоз и искривляться ножки. А выходит наоборот. После шести месяцев горизонтального положения на спине мышцы такого ребенка расслаблены, позвоночник вертикально не удерживается, ножки слабые, опоры нет. Это прямая предпосылка к отставанию в развитии в дальнейшем, со сколиозом и с кривыми ножками.

— Метод копирования (паттернинг) — малоэффективен, а при сильной спастике вообще бесполезен, при этом слишком трудоемок: 8–12 часов ежедневной работы взрослых с ребенком в течение нескольких лет. В конце концов, даже не добившись желаемого, занятия прекращают. Посылка доктора Фэя, что мозжечок будет развиваться от движений, имитирующих движения рептилий, у которых мозжечок хорошо развит, «священно» воспринятое Доманом, себя не оправдывает. Само влияние на нервную систему при перемещении конечностей под внешним воздействием на них незначительно, а поэтому и не эффективно. Значительно эффективнее работает метод внешнего болевого воздействия и напряжения (ВБВ), суть которого — работа с иннервацией мышц и органов напрямую, вызывающая максимальные напряжения нервной системы.

— Метод масок весьма эффективен. Суть (принцип, работа, процесс) его заключается, по моим представлениям, не в реагировании хеморецепторов на избыток углекислого газа (как это представлял Доман), а в реагировании нервной и гормональной систем на ситуацию, угрожающую существованию организма.

— Разработанный Доманом метод интеллектуального развития тяжелобольных детей впечатляет. Порою в два-три года по своему развитию они существенно опережают здоровых детей, учащихся в школе.

Чтобы осмыслить, как работают эти методики, надо представить, как протекает зарождение и развитие плода, формирование и развитие его мозга. Поэтому изложу свое представление об этом процессе, основанное на полученных ранее и приобретенных мною в процессе моей сорокалетней медицинской практики знаниях.

В 1984 г. в журнале «Химия и жизнь» появилось объявление: создается банк открытий. Присылайте свои открытия в журнал, и они будут опубликованы. И тогда, и сейчас я не был согласен с одним из основных утверждений генетиков: приобретенные признаки по наследству не передаются. Получается, что у здоровых (изначально) родителей, ведущих до зачатия разрушающий (а не здоровый) образ жизни дети должны рождаться здоровыми. Разумеется это не так.

В редакцию я послал свою версию: как и почему приобретенные признаки передаются потомству. Однако «открытие» не состоялось. Объявленная в журнале рубрика «банк открытий» так и не появилась. Но как интересно всё в жизни происходит! Именно сейчас — более чем через тридцать лет — работая над этой статьей, я прослушивал (с компакт-диска) прекрасные лекции Татьяны Владимировны Черниговской. И вот что она говорит о передаче приобретенных признаков: «То, как человек живет, может влиять на генетику. Это — хорошая новость. Она крамольная, она тревожная, но она одновременно — положительная».

Несколько ранее в том же журнале были опубликованы результаты исследования процесса зарождения будущего организма, появления его ДНК, проведенные в одном из швейцарских университетов. В ходе исследований после слияния половых клеток мушек-дрозофил их замораживали на разных стадиях появления новой ДНК. Оказалось, что сначала ДНК обеих родительских клеток рассыпаются на частички — РНК копии. Однако в жидкой среде оплодотворенной клетки эти частички располагаются в строго определенном порядке. Те, что относятся к крылышкам — в одном месте, к головке — в другом, к брюшку — в третьем и т. д. Какая сила обеспечивает этот порядок? Тогда я предположил, что этим процессом управляет биополе, полученное от сложения биополей обоих родителей на момент зачатия, отражающих их достоинства и недостатки. В полученном же в результате суммирования биополе новорожденной клетки будут содержаться параметры органов и систем организма, с которыми будут собираться РНК-копии в ДНК. Так происходит передача потомку как положительных, так и отрицательных признаков родителей.

В самом начале развития зародыша (в процессе гаструляции) развиваются два листка (в некоторых изданиях их называют трубками): внешний и внутренний — с четко выраженной специфичностью свойств тканевых производных каждого листка, определяющей в дальнейшем органогенез (формирование органов).

 

 Зародышевые листки

Дробление зиготы и образование зародышевых листков: А – оплодотворение: 1 – сперматозоид, 2 – яйцеклетка; Б, В – дробление зиготы; Г – морубластула: 1 – эмбриобласт, 2 – трофобласт; Д – бластоциста: 1 – эмбриобласт (зародышевый узелок), 2 – трофобласт, 3 – полость амниона; Е – бластоциста: 1 – эмбриобласт, 2 – полость амниона, 3 – бластоцель, 4 – эмбриональная энтодерма, 5 – амниотический эпителий; Ж, З, И: 1 – эктодерма, 2 – энтодерма, 3 – мезодерма (по Р. Крстичу, с изменениями)

 

По моим представлениям, внешний листок образует нервную систему и развивает далее сердечно-сосудистую систему, органы чувств, эпителий кожи, эмаль зубов. Внутренний образует эпителий средней кишки и в дальнейшем развивает пищеварительную и мочеполовую системы, являющиеся базой для развития в дальнейшем гормональной системы.

Позднее при взаимодействии нервной и гормональной систем развивается третий листок, в котором формируется спинной и головной мозг с последующим образование мозговых пузырей и глазного пузыря, из которого формируются нервные элементы глазного яблока. В процессе развития нервной системы образуются специализированные рефлекторные центры, имеющие отношение к зрению, слуху, к болевой, температурной и тактильной чувствительности.

Так как же формируется мозг?

В своей практике я лечил тысячи детей с тяжелыми патологиями (ДЦП, умственная отсталость, гидроцефалия и другими). Метод ВБВ оказался весьма эффективным в повышении функционального состояния организма на физическом и интеллектуальном уровнях. Наиболее выразительны результаты лечения детей с умственной отсталостью, о чем свидетельствуют многочисленные отзывы родителей (см. сайт www.kopylov.ru). Терапевтический эффект достигается посредством контактного воздействия на периферическую нервную систему (а не на мышцы). Весьма наглядны результаты лечения методом ВБВ и при гидроцефалии, несмотря на то, что при тяжелых формах лечение может быть растянуто на несколько лет.

Гидроцефалия трудно поддается лечению консервативными методами. Причем нет какого-то определенного метода, который бы давал терапевтический эффект при всех видах этой патологии. Считают, что положительный эффект достигнут, если не наблюдается стремительного увеличения окружности головы. В таких случаях, не имея возможности остановить рост головы и стремясь препятствовать такому росту, что называется от отчаяния, идут на оперативное вмешательство и ставят дренажную систему, отводящую ликвор из боковых желудочков мозга в брюшную полость или в правое предсердие. В итоге стремительный рост головы приостанавливается, но не решается главная проблема — лечение гидроцефалии. Отмечу, что Гленн Доман за лечение гидроцефалии не брался, считая, что это дело хирургов (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 2).

Диагностируя детей с гидроцефалией, я всегда визуально и по результатам обследований (анализы крови, мочи, ЭКГ, УЗИ) наблюдал дисгармонию в развитии органов, относящихся к левому или правому энергетическим потокам (см. Копылов В. А. Физиология и время // В сб. «Проблемы пространства, времени, тяготения», серии «Проблемы исследования Вселенной», вып. 20. СПб: РАН, 1997. С. 293–303). Таким образом, отмечался энергетический дисбаланс нервной системы и, соответственно, дисбаланс кровоснабжения левого и правого полушарий головного мозга. Исходя из этого, лечение направлялось на снижение этого дисбаланса. На способ лечение гидроцефалии в 1999 г. был получен патент (Копылов В. А., Лазеба Г. А. Способ лечения гидроцефалии: пат. 2124345 Рос. Федерация. Заявл. 23.12.1997 № 97121811; зарег. 10.01.1999).

При поступлении ребенка на лечение нередко при ультразвуковом исследовании фиксировалась толщина мозгового слоя от 0,5 до 1,5 см, а объем черепной коробки, в основном, был заполнен черепно-мозговой жидкостью. Рост окружности головы составлял 1–2 см в месяц. В ряде случаев рост головы прекращался сразу же после первой процедуры, либо в течение лечебного курса. В процессе лечения наблюдалось быстрое нарастание мозгового вещества, и к завершению первого курса объем мозгового вещества существенно превышал остаточный объем жидкости. Мозг структурировался прямо на глазах.

В итоге добивались значительной положительной динамики в развитии физическом и интеллектуальном, вплоть до полного выздоровления, причем в процессе лечения изменялась форма головы от присущей гидроцефалам до нормальной.

К сожалению, такие результаты получали не всегда. Основной причиной этого были не оптимальные условия при проведении лечения: не было возможности постоянного наблюдения за ребенком (лечение проводилось амбулаторно), невозможность проведения длительных курсов (курс лечения был ограничен 3–4 неделями, в течение которых не всегда удавалось подобрать оптимальную программу лечения).

Для иллюстрации эффективности метода ВБВ при лечении гидроцефалии приведу пример лечения Ивана В.

Иван В.,2005 г. рождения, поступил на лечение в феврале 2007 г. с диагнозом: гидроцефалия. В анамнезе: роды на 31 неделе, недоношенность II ст., гидроцефалия, постоянный рост головы до 2 см в месяц (с 8 месяцев). Рекомендовано оперативное лечение — постановка шунта, прогноз на дальнейшее — отставание в физическом и умственном развитии. Родители отказались от оперативного лечения и стали искать альтернативные (консервативные) методы лечения.

При поступлении на лечение: размер головы — 61,5 см, голова — в форме «груши» (увеличение теменно-затылочной области), открыт родничок и швы; косоглазие справа, взор вниз (синдром Грефе), самостоятельно не ходит, стоит с опорой, передвигается с поддержкой за обе ручки, говорит отдельные слова, не развита мелкая моторика.

После первого курса: рост головы остановился, уменьшился родничок, стали закрываться швы, исчезло косоглазие, стал ползать, стал говорить предложениями.

После второго курса: положительная динамика в физическом и умственном развитии сохраняется.

К сожалению, во время летнего перерыва родители самостоятельно (не посоветовавшись) решили провести курс классического массажа, и после второй процедуры опять был отмечен рост головы на 2 см.

Затем лечение возобновилось в лаборатории, проводилось по пять курсов в год в течение четырех лет. Всего проведено 19 курсов. Рост головы прекратился, стала расти окружность грудной клетки. Стал хорошо говорить, рассудительно, стал петь, учить стихи, есть ложкой и вилкой, кататься на велосипеде, писать, бегло читать, набирать тексты на клавиатуре компьютера, рисовать, стал изучать английский язык, а затем испанский и итальянский, исчез энурез. В марте 2011 г. стал победителем конкурса газеты «Телесемь» по сказке А. М. Волкова «Волшебник изумрудного города». Иван стал реже болеть простудными заболеваниями, по квартире стал ходить самостоятельно.

По семейным обстоятельствам семья не могла далее проживать в Санкт-Петербурге и была вынуждена возвратиться домой в Сыктывкар. В последующие годы контакт с семьей не прервался, мы получали сообщения и видео по интернету, разговаривали по телефону.

В настоящее время Иван ходит в школу, учится на «отлично», начал изучать язык коми, совершенствовать свои знания в английском и других языках, играть на фортепьяно, обслуживает себя сам (одежда, питание, туалет). На последнем видео (15.11.2016 г.) Иван поет (соло) на праздничном концерте по случаю юбилея школы.

Такой результат был достигнут только посредством тактильного воздействия на определенные зоны периферической нервной системы, приводящего ее в напряженное состояние.

Приведу отзыв мамы о лечении другого ребенка, Даниила М., но уже не больного гидроцефалией.

«Обратились мы в Центр к Виталию Александровичу в марте 2016 г. Дане было 3 года 2 месяца. Диагноз: спастическая диплегия. Ребенок на момент начала лечения: не ходил самостоятельно (ходил с поддержкой за обе ручки на носках), сидел только на коленях с раздвинутыми ногами, у него было сходящееся косоглазие (правый глаз еще смотрел вверх), нечеткая речь, часто вздрагивал, его укачивало в машине, давился едой, у него повышался тонус при эмоциях.

После первого курса: ребенок вообще перестал давиться едой, меньше стал вздрагивать, появились улучшения по глазам, его меньше стало укачивать в машине.

После второго курса: лучше стал держать спину, улучшилось состояние правой руки, стал больше ею работать, стал прыгать, стоя на коленях, заметно улучшился интеллект, усидчивость, хорошо стал воспринимать учебный материал.

После третьего курса: уменьшились страхи (очень боялся падать), стал увереннее ходить вдоль опоры, пытается ходить по ступенькам. Психолог оценил его уровень развития на уровне сверстников. Очень хорошая память.

После четвертого курса: практически ушли вздрагивания, появляются только когда очень перевозбуждается (раньше были просто на пустом месте), стал учить стихи наизусть и в большом количестве, выучил все геометрические фигуры, не только плоские, но и объемные (цилиндр, шар и т. д.), выучил все музыкальные инструменты, некоторые может узнать на слух, знает около 20 видов насекомых, морских обитателей, природные явления.

После пятого курса: заметно улучшилась моторика рук, стал самостоятельно ходить на горшок, полностью отказались от памперсов, даже ночью, стал пить только из кружки (раньше просил рожки), стал возить коляску по улице, а дома — стулья, глаза стали еще чуть лучше, хорошая память и желание учиться. Выучил 40 марок машин, 40 стран и их столицы, учил флаги.

После шестого курса: стал делать шаги за одну ручку(!), стал ходить на полной стопе, речь стала еще лучше, хорошо воспринимает и усваивает информацию, сам просит заниматься с карточками, начал изучать дорожные знаки (я говорила ему, что рано, но ребенок требовал, теперь при поездке в машине он называет многие знаки и комментирует действия по знакам), собирает пазлы из 20 частей практически без помощи, знает все буквы (психолог сказала, что готов читать, осенью идем на курс), умеет считать до ста и от 10 до 0 в обратном порядке. Осенью планируем сходить на прослушивание, говорят, что хороший слух, интересуется музыкой.

Во время седьмого курса за два дня выучил планеты солнечной системы, может назвать их по удаленности от Солнца, знает, какая из них самая большая и самая маленькая. До лечения мы уже занимались карточками, но порой очень сложно было донести информацию, и уходило очень много времени на освоение материала. Некоторые темы он вообще отказывался учить. Видимо совсем сложно было. Сейчас для нас нет ничего сложного. Во всяком случае, ребенок сам предлагает, чем он хочет заниматься и выбирает сложные темы: космос, дорожные знаки. Очень быстро стал учить стихи. И главное, всё это без насилия! Все занятия для нас — это не насилие, а изучение чего-то нового, и каждый раз ребенок очень радуется, когда ему дарят книги и пособия.

За год лечения у Виталия Александровича интеллект увеличился в разы! Изучили профессии, цвета, времена года, стали изучать английский язык.

Мама Даниила

15.05.2017»

Нас удивляет стремительное интеллектуальное развитие детей с ограниченными физическими возможностями. У всех детей есть стремление к обучению, но именно у таких детей отмечается особое стремление к развитию умственных способностей. У ребенка с нормальным развитием огромные ресурсы мозга тратятся на обработку информации, поступающей через зрение, слух, физические контакты, двигательные навыки и пр. При ограниченных возможностях контактов с окружающим миром мозг стремительно накапливает знания, ребенок жаждет обучения, на это используется весь свободный потенциал мозга.

И для здоровых людей есть возможность повысить интеллектуальные способности в выбранном направлении. Для этого необходимо максимально себя ограничить от контактов с окружающим миром, с социумом, от физических и психических нагрузок. Таким путем, как мне представляется, воспитывались великие Моцарт и Паганини, пошел к своей цели Бобби Фишер, христианские монахи, уйдя в затвор, совершенствовали себя духовно, а буддийские монахи посредством медитации (своего рода затвора, расслабления, отключения от мира) приобретали возможности, не доступные простым людям.

Для монахов буддийских монастырей в Непале и Таиланде считается нормой спать на снегу, уменьшать вес силой мысли, останавливать сердце, и этого они достигают при максимальном расслаблении. Лама Ланг Санг считает: «Расслабление есть жизнь, а напряжение – смерть», а для нас смертных наоборот: напряжение — это жизнь (нужен ли нам опыт Пандито Хомбо-ламы XII Даши-Доржо Итигэлова?).

Так что же собой представляет мозг?

Для его изучения во всём мире создаются институты мозга, оснащенные высокотехнологичной аппаратурой, позволяющей сканировать мозг и наблюдать происходящие в нем процессы на нейронном уровне.

Вот что известно на сегодня о мозге:

— Серое вещество мозга представляет собой порядка 100 млрд нейронов, образующих квадриллионы синаптических связей (аксонов, дендритов и синапсов), образующих собой белое вещество.

— Мозг умеет учиться, и он знает, как это делать (Черниговская Т. В. Лекция «Как научить мозг учиться?» [Электронный ресурс] // youtube. URL: https://www.youtube.com/watch?v=nEGmdlJEr8M [дата обращения 16.05.2017]).

— Обучение меняет мозг, меняет серое и белое вещество, дендриты и аксоны (там же).

— Мозг — сложнейшая система, сопоставимая лишь со вселенной.

— Искусство — другой тип жизни. Занятия музыкой очень ускоряют и активизируют работу мозга. Это — очень эффективная тренировка, улучшает качество нейронной сети, повышает пластичность мозга. В старости улучшает восприимчивость речи и отодвигает и тормозит развитие болезни Альцгеймера (Черниговская Т. В. Лекция «Язык, мозг и гены» [Электронный ресурс] // youtube. URL: https://www.youtube.com/watch?v=tYTQa7W7YI0 [дата обращения 16.05.2017]).

— Эволюция на Земле — это нейроэволюция (Черниговская Т. В. Лекция на 7 московском фестивале науки «Нить Ариадны или пирожные Мадлен: нейронная сеть и сознание» [Электронный ресурс] // youtube. URL: https://www.youtube.com/watch?v=9LZPkx-UB4k [дата обращения 16.05.2017]).

— У плода человека нейроны образуются со скоростью 500000 в минуту (30 млн в час) (Там же).

— Мозг порождает сознание — творит мир (Там же).

— Сознание рождается, когда собирается кучка нейронов (Там же).

И всё-таки, на два главных вопроса у ученых ответа нет:

1. Что же такое мозг, можем ли мы говорить «мой мозг», а если не можем, если это — заблуждение, тогда мозг и человек — кто кому хозяин ((Черниговская Т. В. «Как научить мозг учиться?»), то есть, кто есть кто?

2. Сознание — что это такое?!

Современная наука о человеке на эти вопросы ответить не может из-за неполноты знаний (см. теорему Гёделя), поскольку ее знания ограничены познанием нашего материального мира, то есть мира видимого. Но основой существования нашей материи является мир «тонкой материи», то есть мир невидимый.

Обратимся к древней восточной философии. В основе традиционной китайской медицины лежат философские представления, возникшие около пяти тысяч лет назад, о месте пребывания человека в окружающем мире и его взаимодействии с ним. Согласно этим представлениям его место определяется единой триадой Небо-Земля-Человек, и он является неотъемлемой часть Вселенной, что диктует соответствующий подход к проблемам здоровья и болезни.

Восточная философия заявляет, что всё Мироздание пронизано духовной субстанцией — жизненной энергией ци, воплощающейся во всём многообразии Природы. Жизненная энергия ци (а я бы сказал: ее компоненты инь и ян) проявляет себя в живых организмах в образе пяти стихий: дерева (ему соответствует печень), огня (ему соответствует сердце), почвы (ей соответствует селезенка), металла (ему соответствуют легкие) и воды (ей соответствуют почки). Взаимодействие этих стихий подвержено влиянию временны́х циклов: суточных, месячных (лунных), сезонных, годовых и других.

Энергия ци определяет все жизненные процессы в организме. Осуществляется это благодаря имеющейся в организме энергетической сети, образованной энергетическими меридианами, биологически активными точками и чакрами (психоэнергетическими центрами).

Китайская медицина эмпирическим путем открыла и теоретически описала энергетическую систему человека, отражающую многочисленные связи органов между собой. Современная западная медицина таких взаимосвязей не обнаружила, поскольку ее знания не распространяются за пределы материального мира. Как исключение прозвучало утверждение академика В. А. Лекторского, созвучное с древней философией Китая: «Мозг находится в мире, а мир находится в мозгу. Мир такой, каким мой мозг его создал» (цитируется по: Черниговская Т. В. Лекция «Мозг, язык, сознание. Ковергенция наук» [Электронный ресурс] // youtube. URL: https://www.youtube.com/watch?v=mZFwX2ysnds [дата обращения 16.05.2017]). Хорошо было бы, чтобы это утверждение было подкреплено хотя бы гипотезой, описывающей, каким образом это реализуется.

Физики с начала 20 века интенсивно проводили исследования по выявлению природы света, магнитных полей, «тонкого мира». Классическая механика представляла материю «тонкого мира» непрерывной. «Так, в течение многих лет Планк отрицал существование атомов и защищал непрерывность материи» (Наука. Величайшие теории: выпуск 5: На волне Вселенной. Шрёдингер. Квантовые парадоксы./ Пер. с франц. М.: Де Агостини, 2015. С. 34). Бор же открыл миру квантовую механику, где кванты отличаются друг от друга своими частотными характеристиками. Однако «полная теория описывает мир с точки зрения как классической механики, так и странных квантовых переходов» (Там же. С. 154).

Важнейшим событием в моей жизни, повлиявшим в дальнейшем на мою научную деятельность, была встреча в московским физиком В. Н. Новицким, изложившим свою теорию зарождения и существования материи. Согласно его теории любая материальная частица представляет собой непрерывный поток «тонкой энергии», закрученный в вихрь. Такое представление о материи позволило мне как бы рассматривать ее со стороны невидимого мира, что в последующем существенно облегчило понимание идущих в организме энергетических процессов.

Метод ВБВ физиологически чист, исключает какие-либо инвазивные вмешательства, приемы заместительной терапии, допинги (в широком смысле этого слова). Поэтому все изменения при лечении совершаются благодаря работе периферической нервной системы, на которую и направлено терапевтическое воздействие метода ВБВ. При лечении положительная динамика проявляется практически сразу после проведения 1–3 процедур. Изменения, протекающие в мозге, регистрируются энцефалографом, а при лечении гидроцефалии нам приходилось наблюдать (по результатам УЗИ), как с большой скоростью происходит преобразование мозговой жидкости в серое вещество, то есть происходит образование нейронной сети.

Почему это возможно?

В начальной стадии развития зародыша образуются, как уже было сказано, одновременно два листка. Затем при их взаимодействии образуется третий листок, в котором формируются спинной и головной мозг с образованием мозговых пузырей, в дальнейшем заполненных церебральной жидкостью.

Листок, образующий нервную систему, воспринимает воздействие на него матки (или внутренней ее среды) и для своего сохранения вынужден отрабатывать это воздействие, видоизменяться, то есть, по сути — развиваться. Так, например, если в некоторый момент необходимо начать развивать печень, в правый мозговой пузырь (будущее правое полушарие мозга) пойдет «запрос» на потребление определенного (необходимого для образования печени) вида энергии. А если начнется образование сердца, то «запрос» пойдет в левый мозговой пузырь.

По «запросу» в мозговом пузыре образуется «популяция» (группа) нейронов, создающихся потоком «тонкой материи», сходным по своим параметрам со структурой, образующей печень. Так происходит подключение плода к общему потоку «тонкой материи», потоку мироздания. По мере развития плода всё большее число популяций нейронов образуется посредством воссоединения с «тонким миром», охватывая всё больший спектр его параметров. Так зарождается сознание — осознание себя в мире.

«Мозг запоминает всё» [выделено мной] (Черниговская Т. В. Лекция «Как научить мозг учиться?»). «Человек с сознанием не рождается. Оно созревает под влиянием внешних и внутренних воздействий (Черниговская Т. В. Лекция «Нить Ариадны или пирожные Мадлен»). И чем больше в мозг поступает «запросов», тем более мозг развивается, тем с большим спектром параметров «тонкого мира» он будет в единении, тем осознаннее и сохраннее будет жизнь. Происходит познание, что хорошо для жизни, а что плохо, что способствует поддержанию жизни, а что разрушает ее.

Стало быть, серое вещество мозга, образованное структурой «тонкой материи», обеспечивает организм необходимой для его существования материализованной информацией и, скорее всего, представляет собой орган, существующий не в организме, а в «тонком мире», выполняя функцию «посла» организма в мироздании и обеспечивая организм необходимыми для его существования знаниями.

Следующая стадия развития нейронной структуры (серого вещества) происходит под воздействием на нервную систему света, звука, тепла и холода, давления, химических реакций, эмоций. Формируются зрение, слух, вкус, обоняние и осязание.

Каждый нейрон образует отростки (аксоны, заканчивающиеся синапсами, и дендриты), посредством которых (я позволю себе это предположить) второй листок образует гормональную структуру мозга — гипоталамическую область. Аксоны и дендриты создают многочисленную сеть, составляющую белое вещество мозга.

Деятельность нейронов характеризуется многочисленными взаимосвязями. Один нейрон может контактировать с двадцатью тысячами других нейронов. Образовавшаяся сеть «общения» может превышать квадриллион контактов (лекции Т. В. Черниговской).

Белое вещество и все гормональные структуры мозга являются уже полностью составной и важнейшей частью организма. «Мозг — это не только известные всем правое и левое полушария, мозолистое тело, их связывающее, подкорковые (субкортикальные) образования и т.д. Это и периферическая нервная система, обеспечивающая непрерывный диалог головного мозга со всем телом…» [выделено мной] (Семенович А. В. Нейропсихологическая коррекция в детском возрасте. Метод замещающего онтогенеза: Учебное пособие. 8-е изд. М.: Генезис, 2015. С. 26).

Одной из важнейших функций, присущих именно мозгу, является формирование сознания в процессе приобщения организма к окружающему миру. Наиболее совершенное сознание из всех живых существ, по современным представлениям, у человека. У всех людей оно разное и зависит от образа жизни, его устремлений, наклонностей (во многом определяемых генетикой). Так формируется мировоззрение человека, его индивидуальность.

Родившийся ребенок не может самостоятельно получить необходимые ему знания ни в музыке, ни в математике, ни в истории, ни в лингвистике, ни даже самостоятельно научиться говорить, ходить на двух ногах. Для этого ему необходимо эти знания дать, и это важнейшая задача окружающих его людей, и, в первую очередь, родителей. С этих позиций рекомендации держать ребенка до шести месяцев в горизонтальном положении, не позволяя ему садиться (чтобы не нагружать позвоночник), не опираться на ножки (чтобы их не деформировать) несут вред и препятствуют физическому и интеллектуальному развитию.

Каждое живое существо нарабатывает свое сознание, определяемое условиями его обитания в природе, необходимое для избегания опасностей, сохранения и продолжения жизни его самого и своей популяции.

«Есть точка зрения, что сознанием обладает любое чувствующее, реагирующее существо» (Черниговская Т. В. Лекция «Нить Ариадны или пирожные Мадлен»).

Задаются вопросом: есть ли у огурца, например, сознание, ведь огурец почувствует, если его облить кислотой? Я так не думаю. У растений есть нервная и гормональная системы, а мозга нет. Против надвигающейся угрозы быть сорванным, съеденным и т. д. растение ничего предпринять не может: ни убежать, ни скрыться, ни как-либо иначе спастись. В сознании тогда возникал бы ужас от надвигающейся гибели.

Слава Богу, Господь от таких переживаний растения избавил. Нервная система растений обладает защитными приспособительными реакциями, определенным образом реагируя на различные с ним контакты.

Некоторые растения улавливают насекомых или большую живность, питаясь ими. Это — приспособительные реакции нервной системы, выработанные в процессе эволюции. Многие растения реагируют на изменение параметров атмосферы, различают «добрые» и «злые» энергетические поля стоящего рядом человека. Это всё — приспособительные реакции. Однако сознанием, как средством сопричастности и определения себя в мироздании, растения не обладают.

Создается впечатление, что Гленн Доман и его коллектив (а также и все остальные) не придали какого-либо значения периферической нервной системе, являющейся одним из главных участников в формировании нейронной сети мозга. Они занимались обучением мышц, и вот что получилось: «…мы пробовали обучать мышцы, но сам термин переобучение мышц заключал в себе противоречие, так как это подразумевало, что мышцы имеют способность учиться. Мышцы — это просто мясо и, в любом случае, не являются обучаемыми» (Г. Доман. Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга. С. 62).

Удивительные, прямо-таки ошеломляющие результаты, получаемые по методикам Гленна Домана в развитии интеллекта в раннем возрасте (1–4 года) тяжело больных детей, порою не державших голову, не сидящих самостоятельно, с отсутствием моторики пальцев, не произносящих ни слова и даже слогов, могут быть объяснены уникальным свойством мозга: стремлением к обучению и накоплению знаний.

Когда же ребенка с самого раннего возраста приобщают к определенному виду деятельности (математике, физике, музыке, шахматам, к овладению иностранными языками и т. д.), мозг интенсивно разрабатывает предложенное ему поле деятельности. Так дети порой становятся вундеркиндами. Достигается же это внутренними усилиями, напряжением нервной системы, посредством посылаемых в мозг «заданий» на выполнение работ (тренировки).

«Чем больше мозг занят своим делом, тем ему лучше. Он меняется физически: качество нейронов лучше, их структура лучше, они мощнее, они лучше сформированы» (Черниговская Т. В. Лекция «Язык, мозг и гены»). У детей с ограниченными физическими возможностями мозг недополучает от периферической нервной системы необходимых для его совершенствования нагрузок. Методики Гленна Домана для развития интеллекта стимулируют ребенка к внутренним напряжениям, и незагруженный мозг развивается стремительно.

Так что же является ведущим в развитии организма — мозг или нервная система? Мнения ученых разделились: «…пространственные представления, прежде чем простроиться «от головы», должны быть сформированы «от тела» (начиная с внутриутробного развития)» (Семенович А. В. Нейропсихологическая коррекция в детском возрасте. Метод замещающего онтогенеза: Учебное пособие. 8-е изд. М.: Генезис, 2015. С. 36).

Бехтерева Н. П. (как и Гленн Доман) считала, что «мозг человека… его мысль лежит в начале всего», приводя в подтверждение Евангелие от Иоанна: «В начале было Слово» (Бехтерева Н. П. Магия мозга и лабиринты жизни. М.: АСТ, 2014. С.178). Но ведь далее: «и Слово было у Бога». А никак не у человеков.

Каждый раз, читая Евангелие от Иоанна:

«1 В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. 2 Оно было в начале у Бога. 3 Все чрез Него нáчало быть, и без Него ничто не нáчало быть, что нáчало быть» (Ин 1:1–3),

— я представляю, как Господь Словом и вложенной в Слово воли как бы на ткацком станке из тонкой материи соткал Мир.

Копылов В.А.

Копылов В.А.

На протяжении всей истории человечества такие вопросы, как здоровье и способы его сохранения, болезнь, боль и исцеление были и остаются чрезвычайно важными и актуальными, постоянно привлекая к себе внимание. Многие люди посвятили медицине всю свою жизнь, надеясь получить ответы на эти вопросы, стараясь проникнуть в тайны природы и найти универсальную формулу здоровья, понять принципы и освоить искусство врачевания. Но среди них были лишь единицы, кто отправился в этот путь и занялся врачеванием уже в зрелом возрасте, будучи состоявшимся и сложившимся специалистом в совершенно другой области знаний. Таким человеком оказался и Виталий Александрович Копылов.

 

Узнать больше...

Презентация

Рисунки наших деток

Безымянный

Группа доктора Копылова