3 11 1

(Вестник Петровской академии № 3-4 (45-46), 2016 г. С.20-46)


Копылов В.А.

СЕРДЦЕ

 

Сердце, как хорошо, что ты такое!

Спасибо, сердце, что ты умеешь так любить!

 

Лечение

Среди всех заболеваний, при лечении которых используется метод Внешнего болевого воздействия (ВБВ) и напряжения, наиболее успешно поддаются лечению патологические состояния сердечно-сосудистой системы. Поэтому лечение сердца доставляет мне наибольшее профессиональное удовлетворение. За более чем сорокалетнюю врачебную практику мною успешно пролечены тысячи кардиобольных, многие из которых находились в нетрудоспособном состоянии и даже на грани жизни и смерти, и, всё-таки, возвращались к нормальной жизнедеятельности и даже к активному труду. Метод оказался эффективным и при лечении пороков сердца, особенно у детей.

Результаты лечения заболеваний сердечно-сосудистой системы, в ряде случаев не имеющие аналогов в мировой практике, были приведены в нескольких статьях, однако разбросанность материалов по разным изданиям, растянутость во времени (с 1985 по 2015 год), не способствовали формированию цельного представления о возможностях метода ВБВ в лечении заболеваний сердечно-сосудистой системы.

Цель данной работы — собрать воедино рассеянные по различным статьям материалы о лечении кардиологических больных, изложить наработанные мною за последние несколько лет новые представления о причинах возникновения нарушений в работе сердца и рассказать о методах их устранения.

С 1984 по 1987 год с разрешения Минздрава СССР в 1-ом Ленинградском медицинском институте им. И. П. Павлова в клинике Ф. Г. Углова проводилась научная апробация метода ВБВ в лечении бронхиальной астмы. Были получены убедительные результаты: выздоровление болеющих бронхиальной астмой различной степени тяжести (в том числе и очень тяжелой).

Одновременно метод оказался эффективным не только при лечении бронхиальной астмы, но и при лечении заболеваний сердечно-сосудистой системы, опорно-двигательного аппарата, неврологических заболеваний и ряда других.

В 1985 г. там же была проведена апробация метода ВБВ в лечении сердечно-сосудистых заболеваний различного генеза. Апробацию прошли 25 человек со стойким болевым синдромом в области сердца, плохо купирующимся средствами обычной терапии. У 20-ти больных это было проявление ИБС: стенокардия напряжения и покоя, 8 пациентов из этих 20-ти ранее перенесли инфаркт миокарда. У 5-ти человек была зафиксирована функциональная кардиалгия. Все больные до курса лечения пользовались постоянно медикаментозной терапией. Перед началом и после окончания курса лечения всем больным провели инструментальные обследования (ЭКГ, БКГ и др.) В процессе лечения все больные прекратили прием медикаментов.

У больных прошли боли в области сердца, у четырех — исчезли нарушения ритма, наблюдалось улучшение показателей всей сердечно-сосудистой системы: нормализовалось артериальное давление, исчезла тахикардия, улучшилось наполнение пульса. Отмечено положительное влияние метода ВБВ при реабилитации после перенесенных инфарктов миокарда.

В соответствии с распоряжением Совета Министров СССР Т 1587-р и приказом Минздрава с 1 января 1988 года начала работать Проблемная научно-исследовательская лаборатория немедикаментозных методов лечения (ПНИЛ НМЛ). Задача, поставленная перед ней, была: раскрытие возможностей метода ВБВ в лечении заболеваний и укреплении здоровья.

Одним из приоритетных направлений в научной работе лаборатории было исследования эффективности метода ВБВ в лечении заболеваний сердечно-сосудистой системы.

Вопросы лечения и укрепления здоровья кардиобольных в медицине наиболее актуальны. Эти работы продолжаются и по сей день. Благодаря поддержке Государственного комитета по науке и технике, лаборатория в короткие сроки была оснащена передовой диагностической аппаратурой (в частности, новейшей тогда моделью эхокардиографа Ultramark-8, по счету третьим тогда в Ленинграде).

Уже в самом начале становления лаборатории мне пришлось столкнуться с рядом нестандартных ситуаций.

Однажды мне пришлось оказывать помощь своему сотруднику, который утром шел на работу и чуть не потерял сознание от внезапно возникшей сильной боли в области сердца. Врач скорой помощи зарегистрировал на ЭКГ острый инфаркт миокарда и решил больного госпитализировать. Но больной от госпитализации отказался, а, приехав к себе на работу, обратился ко мне. Его сразу же госпитализировали в клинику Ф. Г. Углова. После дополнительных обследований я провел ему первую процедуру ВБВ. Состояние его улучшилось. На второй и третий день провел еще процедуры, после которых, к немалому удивлению персонала, он почувствовал себя хорошо и по его настоянию был выписан из клиники. Дальнейшее лечение проводилось в клинике амбулаторно. Было проведено 18 процедур. Пациент чувствовал себя хорошо. В дальнейшем, в ходе наблюдения за ним в период его работы в лаборатории в течение года и еще в течение двух лет после увольнения, на сердце он больше не жаловался.

В 1988 г. (в начальный период работы нашей лаборатории) Фёдор Григорьевич Углов, видя высокую эффективность метода ВБВ при лечении заболеваний сердца, попросил меня взять на лечение пациента Р., моряка дальневосточного рыболовного флота, находившегося в это время в отделении сердечно-сосудистой хирургии клиники факультетской хирургии, возглавляемой Львом Валерьевичем Лебедевым.

Со слов пациента история его была такова. Ежегодно по окончании путины артель отмечала это событие в ресторане. Р. — человек среднего роста, крепкого сложения на здоровье не жаловался. Каждый раз им предлагалось пари на ящик коньяка: на глазах изумленных посетителей ресторана и официантов он съедал стеклянный фужер и запивал его вином. Пари всегда выигрывалось, поэтому желающих уже не находилось. Один из артельщиков всё же согласился заключить пари, но при условии, что Р. не будет запивать фужер вином. Тот опрометчиво согласился. Но в этот раз в процессе сухого поедания фужера у него возникла резкая боль, он потерял сознание и оказался в больнице с инфарктом в очень тяжелом состоянии. Чтобы спасти жизнь, его направили в Москву в кардиологический центр им. А. Н. Бакулева, поместили в палату, где ожидали оперативного лечения пациенты с тяжелыми заболеваниями сердца. По его рассказу, когда эти пациенты после операции в палату не вернулись, он собрал вещи и уехал в Ленинград в клинику профессора Л. В. Лебедева.

Оценив состояние Р. (акинезия верхушки сердца, более 80% стеноз коронарных сосудов), Л. В. Лебедев пришел к выводу, что оперативное лечение вряд ли закончится успешно, и предложил Ф. Г. Углову пролечить Р. у меня. Р. перевели в клинику Ф. Г. Углова, где я и провел лечение, предварительно получив от него обещание больше никогда не употреблять спиртного. Лечение было успешно закончено, договорились, что он исключит тяжелые физические нагрузки и через год приедет на профилактический курс.

Спустя год он приехал в хорошем состоянии. Алкоголь не принимал. Профилактический курс пошел на пользу. Расставаясь, я пожелал ему здоровья и напомнил об обещании не употреблять спиртного.

Лет через шесть он позвонил мне и совершенно пьяным голосом попросил помочь: стал хуже себя чувствовать. Видя, что он и под страхом смерти не может отказаться от спиртного (а метод ВБВ совершенно не совместим с алкоголем), в лечении я ему отказал.

В 1992 г. в лабораторию обратился пациент А. Захаров сорока двух лет после перенесенного обширного инфаркта миокарда осложненного развитием аневризмы левого желудочка. На момент обращения состояние было тяжелым, назначенные медикаменты не давали эффекта, по данным ультразвуковых исследований (УЗИ) резко снижен сердечный выброс, примерно на 50% от нормы, мышцы левого желудочка выключены из акта сокращения (отмечены зоны гипокинезии). При малейшей физической нагрузке (подъем с постели, ходьба до туалета) появлялись загрудинные боли, одышка. Больной постоянно находился дома, соблюдая, в основном, постельный режим. Наблюдающие врачи предупреждали родственников, что прогноз неблагоприятен, больной может умереть в любой момент, хорошо, если проживет хотя бы один год. Оставалась одна надежда на то, что приедут в Санкт-Петербург американские хирурги и иссекут аневризму. Браться за лечение такого больного, да еще без возможности госпитализации выглядело полным безумием.

Однако в дело вмешался его величество случай. В эти годы, находясь на полном самообеспечении, без какой-либо материальной поддержки государства (а это продолжается и до настоящего момента) лаборатория существовала за счет выполнения договоров на лечение работников предприятий, в основном — Волжского автомобильного завода в г. Тольятти. Во время очередной командировки на ВАЗ перед посадкой в самолет на пропускном контроле моей супруге предложили вынуть из сумки пистолет. Она, естественно, возмутилась: что за шутки? Однако из сумки был изъят пистолет, стартовый. Времена были лихие, и при поездке на дачу она возила стартовый пистолет, как средство самозащиты, а перед командировкой забыла оставить его дома. Ситуация сложилась неприятная. При разбирательстве мы не попадали на рейс, что грозило срывом проведения планового курса лечения в Тольятти. Взмолился: «Это недоразумение! Мы — врачи, едем лечить. Пропустите! Вернусь, пролечу любого, кого бы вы мне не предложили. Не давайте этому инциденту ход». Пропустили. Сразу же по возвращении из Тольятти с нами связался ответственный сотрудник правоохранительных органов и предложил мне пролечить того самого пациента, своего родственника.

Лечение проводилось очень осторожно. Постоянно оценивалось состояние сердца по УЗИ, перед каждой процедурой и после нее. С каждой процедурой стала наблюдаться выразительная положительная динамика (уменьшились боли за грудиной и одышка, по данным УЗИ исчезли зоны гипокинезии и увеличился сердечный выброс). Уже после первых пяти процедур пациент стал самостоятельно ходить по улице и даже снова сел за руль: он был страстным автолюбителем. Но случилось следующее: на своей машине он попадает в тяжелое дорожно-транспортное происшествие, машину его закрутило, но он и ехавший с ним его сын травм не получили. Однако, перенесенный стресс вернул его в прежнее до начала лечения состояние.

Продолжили лечение. Осмелев, я стал проводить процедуры более интенсивные, чем в начале курса. Состояние пациента от процедуры к процедуре улучшалось. Постоянно велся контроль состояния сердца по УЗИ. Перед четвертой процедурой специалист по УЗИ (высокой квалификации) с тревогой в голосе сообщил мне, что в левом желудочке на ножке болтается тромб. Спрашиваю: «Что делать?» Говорит, надо оперативно удалять тромб, иначе он оторвется, попадет в мозг, и будет инсульт. Говорю ему: «Больной в таком состоянии операции наверняка не переживет». Отвечает: «Это так». Предположив, что тромб представляет собой гормональный сгусток, образованный организмом для укрепления сердца, спросил: «Наблюдались ли случаи пристеночного образования тромба?» Отвечает: «Имели место».

В это время в лаборатории проходил лечебную процедуру Фёдор Григорьевич Углов. Докладываю о возникшей ситуации. Фёдор Григорьевич предложил срочно оперировать Захарова «С таким состояние сердца он операции не перенесет, — отвечаю и предлагаю ему свою версию: — Тромб представляет собой гормональный сгусток. Он прикрепится к стенке аневризмы и укрепит ее». Так в дальнейшем и произошло. Когда я об этом доложил Фёдору Григорьевичу, он развел руками: «Ну и ну! Вам нужен институт, и не один».

Лечение продолжалось, и в процессе лечения мы наблюдали, как постепенно этот тромб прорастал фиброзными тканями и, как заплата, прирос к стенке сердца в месте аневризмы, укрепив ее. Таким удивительным образом под воздействием метода произошло безоперационное излечение аневризмы. В течение первого года пациент прошел 4 курса ВБВ (по 10—12 процедур). В результате усилилась функция левого желудочка, исчезли боли в области сердца и за грудиной, признаки сердечной недостаточности. Пациент вернулся к активному образу жизни, вновь стал водить автомобиль. В течение последних 17 лет он периодически проходил профилактические курсы, жалоб со стороны сердца не было, медикаментов не принимал. Кроме того, в возрасте 55-ти лет пациент перенес полостную операцию (гнойный аппендицит) под общим наркозом, при этом послеоперационных осложнений со стороны сердца не было.

В последние два года жизни Захаров профилактические курсы не проходил, считая, что состояние его здоровья вполне удовлетворительное. Умер он внезапно, во сне. На сайте www.kopylov.ru в фильме «Лаборатория доктора Копылова» показано интервью Захарова, рассказывающего о его болезни и лечении.

Приведу случай излечения больного, результаты которого существенно отразились на дальнейшей работе нашего предприятия.

В 1991 году из-за сложившейся обстановки в стране государственное финансирование ПНИЛ НМЛ было прекращено, а в дальнейшем лаборатория лишилась и помещений. Существовала она за счет выполнения договоров с крупными предприятиями в Тольятти, Бодайбо, Магнитогорске, на Алтае, в Санкт-Петербурге, Ленинградской области и лечения пациентов непосредственно в лаборатории.

В 1998 году мой московский товарищ привез из Москвы на лечение очень тяжелого больного П., занимавшего в Москве ответственную должность. В 43 года после перенесенных трех инфарктов миокарда состояние его было крайне тяжелое, потерял трудоспособность, тем более что работа его изобиловала стрессами, и на таких должностях мало кто доживал до пенсии. В Москве ему предстояло оперативное лечение, благоприятный исход которого был маловероятен. Вот что он рассказывает сам о себе:

«До встречи с Виталием Александровичем я чувствовал себя очень плохо. Ходить мог только на короткие расстояния. Спустя непродолжительное время наступали мучительные боли в груди, и приходилось останавливаться, чтобы передохнуть и принять таблетку нитросорбида, либо прыснуть из баллончика под язык. Ночи превратились в кошмары, лежать без таблеток было нельзя.

Моя работа требовала большой отдачи нервных и физических сил, домой возвращался поздно, и только машина с водителем давала возможность передвигаться. Врачи без оптимизма смотрели в мое будущее, сказали, что срочно нужно сделать операцию аортокоронарного шунтирования, прописали горсть таблеток ежедневно и посоветовали из дома не выходить. Операция предстояла через три дня.

Обсуждая очередные планы со своим хорошим знакомым, я рассказал об операции и получил предложение съездить в Питер к врачу, который делает чудеса. Быстро собрались и утром уже были у Виталия Александровича. Сразу на лечение он меня не взял, поставил ряд условий и, оформив очередной отпуск, в сопровождении жены я прибыл на процедуры. Не буду описывать свои ощущения в процессе лечения, но скажу, что ничего даром не дается. Однако оно того стоило! Если до лаборатории я добирался только на такси, то после процедуры пешая прогулка до гостиницы доставляла мне истинное удовольствие. Так продолжалось три недели. И вот, однажды утром, я проснулся новым человеком! Боли ушли, я мог свободно ходить и, наконец, с удовольствием поздоровался с красивейшим городом.

С этого момента помощь жены мне была не нужна, она уехала домой, а я еще неделю посещал процедуры и получал удовольствие от жизни, которую мне подарил Виталий Александрович. Потом была работа, удивление окружающих от моего преображения и череда интересных событий по этому случаю, но это уже другая история. А с Копыловым мы вместе по сей день, и я несказанно рад судьбе за наше знакомство!»

Специалисты лаборатории, оценив состояние пациента, были против его лечения, тем более что не было возможности проведения лечения в условиях стационара. И опять сложившаяся ситуация с «выживанием» предприятия вынудила меня пойти на лечение этого пациента. Я предъявил пациенту жесткие требования для проведения лечебного курса: постоянное наблюдение супругой за больным, сообщение нам об изменениях в его состоянии; никаких физических нагрузок (даже прогулок по городу); обеспечение транспортировки больного на лечение только на автомобиле, прекращение приема лекарственных препаратов сразу же после первой процедуры.

К счастью, уже после первой процедуры пациент почувствовал себя лучше, и каждая последующая процедура прибавляла ему сил. После пятой процедуры он мог совершать небольшие прогулки, а к концу курса похудел на 20 кг. Его артериальное давление (220–240 мм рт. ст. до лечения) стабилизировалось на 160–180 мм рт. ст. Чувствовал он себя вполне трудоспособным. С тех пор прекратил прием медикаментов. Оценив на себе эффективность метода, он предложил часть моей трудовой деятельности перевести в Москву. Поэтому, начиная с 1999 г. и по настоящее время я провожу в год по пять лечебных курсов в Санкт-Петербурге и в Москве.

Пациент П., все эти годы проходит регулярно лечебно-профилактические курсы. Без проблем со здоровьем доработал до пенсии. Ведет нормальный образ жизни. Ежегодно ездит отдыхать за границей. В течение первого года лечения артериальное давление снизилось до 140–160 мм рт. ст. Затем стабилизировалось на 130–140 мм рт. ст., а сейчас довольно стабильно держится на уровне 110–130 мм рт. ст.

Конечно, проходить ежегодно профилактическое лечение ВБВ благотворно для поддержания здоровья в хорошем состоянии. Сам же метод ВБВ дает очень хорошие отдаленные результаты при лечении различных заболеваний. Это было продемонстрировано уже после первых апробаций метода при лечении бронхиальной астмы. Отдаленные результаты лечения заболеваний сердца, полученные при лечении многочисленных кардиобольных также очень высокие.

Приведу пример лечения пациента О., 49 лет, жителя Литвы. Пациент в течение нескольких лет страдавший от сильных болей в сердце, с диагнозом: экстрасистолия, параксизмальная форма мерцательной аритмии, находился на постоянной поддерживающей лекарственной терапии. В 1991 году был направлен для хирургического лечения в Санкт-Петербург (тогда — Ленинград). Однако в клинике Ф. Г. Углова ему предложили пройти курс лечения ВБВ. После проведения курса по возвращении на место жительства диагноз был снят. С момента лечения ВБВ лекарственной терапией не пользовался. После сильного простудного заболевания в 2003 году у пациента вновь возникли симптомы аритмии. Через 14 лет, в 2005 году, прошел в лаборатории второй курс ВБВ, после чего все симптомы и неприятные ощущения исчезли. Еще через 10 лет, в 2015 году, я позвонил ему и поинтересовался состоянием его здоровья. Он ответил, что чувствует себя удовлетворительно, однако некоторые прежние симптомы проявляются, но менее выражено. Я пригласил его к нам пройти курс ВБВ. К сожалению, ответил он, приехать в Санкт-Петербург у него нет никакой возможности.

Насколько эффективен метод ВБВ в лечении заболеваний сердца, наглядно показывает следующий пример лечения пациента, работоспособность которого была полностью потеряна.

Пациент В., практикующий врач, в возрасте 72 лет (в 1998 г.) обратился ко мне в связи с ишемической болезнью сердца и развившейся на ее фоне атриовентрикулярной блокадой сердца с синдромом Морганьи — Эдемс — Стокса (обморочные состояния в связи с недостаточным кровоснабжением головного мозга). Состояние больного требовало постановки кардиостимулятора. После двух курсов ВБВ пульс нормализовался, пациент вернулся к полноценной работе.

Девяностые годы для лаборатории были крайне тяжелыми. Не имея площади, абсолютно никакой материальной поддержки от государства, предприятие находилось в стадии выживания. Тем не менее, интенсивно проводилась научно-исследовательская работа. Обрабатывались и анализировались результаты проводимого лечения. Был опубликован ряд концептуальных статей мировоззренческого характера, раскрывающих основные положения разработанной мною концепции напряжения, на которой и базируется лечебный метод внешнего болевого воздействия и напряжения. Были получены 10 патентов на лечение различных заболеваний, первым из которых был патент на лечение ишемической болезни сердца [1].

Для оценки эффективности метода ВБВ в лечении сердечно-сосудистых заболеваний в 2001 году была проведена работа по обобщению десятилетнего опыта амбулаторного лечения методом ВБВ 945 больных с различными заболеваниями сердца.

Оценка результатов основывалась на данных клинических, электрокардиографических, эхокардиографических и биохимических обследований. Все больные ранее неоднократно лечились в государственных медицинских учреждениях, где им проводились клинические обследования и диагноз был верифицирован.

В зависимости от диагноза больные были разделены на четыре группы:

I — ИБС, постинфарктный кардиосклероз (124 человека);

II — ИБС, стенокардия (406 человек);

III — пролапс митрального клапана (57 человек);

IV — нейроциркуляторная дистония (342 человека).

Была выделена и V группа из 16 спортсменов, мастеров международного класса, чемпионов мира в различных видах спорта (бокс, фигурное катание, баскетбол, гребля, легкая атлетика), у которых интенсивные и, в основном, однонаправленные нагрузки спровоцировали состояние, близкое к миокардиодистрофии, и они не могли посредством обычной терапии быстро восстанавливать здоровье к очередным соревнованиям. Даже стоял вопрос об уходе некоторых из большого спорта.

Выполненная работа была представлена в статье «Метод внешнего болевого воздействия и напряжения — новое направление в лечении сердечно-сосудистых заболеваний», опубликованной дважды: в "Сборние итоговых работ. Выпуск II" — СПб: Хирургического общества имени Н.И. Пирогова. Секция сердечно-сосудистой хирургии, 2001 С. 55–62 и в журнале "Традиционная медицина. Восток и Запад" № 2 (11) том 3, 2006 г. С. 57–68.

Полученные в работе результаты продемонстрировали высокую эффективность метода ВБВ в лечении заболеваний сердца. В результате лечения резко улучшалась насосная функция сердца, восстанавливалась гемодинамика и, как следствие, исчезали или уменьшались жалобы у подавляющего числа больных (98,3% лечившихся) независимо от вида патологии, что свидетельствовало об универсальности процессов восстановления, происходивших в организме под действием ВБВ. Данные эхокардиографии и ЭКГ указывали на значительный рост, прежде всего, энергетического потенциала миокарда.

Наряду с функциональными изменениями достоверно отмечено и восстановление структурных характеристик сердца: исчезали или уменьшались зоны гипокинезии и акинезии миокарда, его гипертрофия, наблюдался регресс дилатации камер сердца. Полученные в работе данные об особенностях изменений липидного обмена в процессе лечения дают основания полагать неоправданным, а иногда и просто вредным снижение медикаментозным путем уровня общего холестерина в крови как самоцель.

Представляются также неверными и рекомендации больным с патологией сердца давать интенсивные тренирующие нагрузки на ноги (бег, велосипед, ношение тяжестей и т. д.), что может вызвать энергетический дисбаланс в организме и привести к тяжелым последствиям, вплоть до инфаркта миокарда. По нашему мнению, этим пациентам целесообразно назначать нагрузки, создающие напряжение в области грудной клетки и верхнего плечевого пояса, желательно статические.

Полученные нами данные показали возможность полного отказа от приема медикаментов или значительного сокращения их количества на фоне уже первых процедур ВБВ, улучшения функционального состояния большинства больных. Кроме того, показано, что метод ВБВ дает стойкие отдаленные результаты, хотя для их закрепления больным, в зависимости от тяжести исходного состояния и длительности заболевания, целесообразно периодически проводить профилактические курсы ВБВ. Необходимо особо отметить, что у пациентов, не нарушавших установленный врачом режим, мы ни разу не встретились с негативными последствиями от применения метода ВБВ, хотя у некоторых пациентов (1,7%) и не получили ожидаемого положительного результата.

Уже в самом начале проведения исследований по оценке эффективности метода ВБВ в лечении сердечно-сосудистых заболеваний приятной неожиданностью проявилась выраженная положительная динамика в отношении пороков сердца.

Вначале это обнаружилось при лечении взрослых при лечении пролапса митрального клапана (ПМК) — негерметичного смыкания створок из-за их пролабирования в полость левого предсердия, вследствие чего образуется обратный ток крови из левого желудочка в левое предсердие (регургитация крови).

Известно, что со временем у кардиобольных с ПМК объем обратного тока крови из левого желудочка в левое предсердие прогрессирует, усугубляя развитие сердечной недостаточности. Однако, практически во всех случаях лечения кардиобольных методом ВБВ наблюдается существенное снижение регургитации и пролабирования створок митрального клапана вплоть до снятия диагноза ПМК. Специалисты УЗИ, участвовавшие в исследованиях, были немало удивлены: устранить ПМК стандартными консервативными методами невозможно. Приходится заменять клапан на искусственный. А тут такое…

Еще большее удивление и недоверие вызвали результаты лечения врожденных пороков сердца (ВПС). В настоящее время принято считать, что единственным эффективным методом лечения больных с ВПС, позволяющим радикально устранить заболевание, остается хирургическая коррекция порока. Однако, несмотря на совершенствование за последние десятилетия техники хирургических вмешательств, частота послеоперационной летальности и осложнений остаются еще сравнительно высокими, особенно при наличии исходно выраженной легочной гипертензии, кроме того, часть пациентов из-за тяжести состояния вообще не могут быть оперированы.

Кардиологи считают, что коррекция и устранение порока сердца каким-либо внешним воздействием абсолютно невозможны. Но это не так. Живой организм изначально ориентирован на устранение любых пороков и при лечении методом ВБВ старается реализовать эту задачу. В подавляющем большинстве случаев это происходит успешно.

Начиная с 1991 года, произошла существенная переориентация лечебной деятельности предприятия на лечение ослабленных детей, в основном с детским церебральным параличом (ДЦП), отставанием в психомоторном развитии, аутизмом. Зачастую их состояние осложнялось наличием ВПС, обусловленными незавершенностью физиологических процессов формирования структур сердца во внутриутробном периоде, либо усугубленных или приобретенных в перинатальном периоде пороков сердца под воздействием прививок. Несмотря на усиленное лечение, прогноз для жизни часто неблагоприятный: большая часть больных погибает в раннем детском возрасте из-за декомпенсации сердца и развития нарушений кровообращения или становится инвалидами.

За время работы предприятия нами были успешно пролечены сотни больных с ВПС. Отслеживать и обрабатывать результаты лечения большого количества больных с ВПС из-за малочисленности коллектива сотрудников лаборатории и большого потока пациентов было нереально. Тем не менее, в 2010 году были проанализированы результаты лечения методом ВБВ небольшого числа пациентов с сопутствующими ВПС, как детей, так и взрослых. С 2003 г. по 2010 г. в лаборатории лечились и наблюдались в динамике с эхокардиографическим (ЭхоКГ) контролем 17 детей в возрасте от 1 до 8 лет, у которых в качестве сопутствующей патологии (основное заболевание — детский церебральный паралич или энцефалопатия с задержкой психо-физического развития) был ВПС: дефект межпредсердной перегородки (ДМПП) — у 3 человек, открытое овальное окно (ООО) — у 8 человек, открытый артериальный проток (ОАП) — у 2 человек, дефект межжелудочковой перегородки (ДМЖП) — у 2 человек, сложный ВПС (ДМПП+ДМЖП+ОАП; ДМПП+ПМК) — у 2 человек. Из них у 3 больных имелась легочная гипертензия 1 степени, у 2 больных — 2 степени и у 1 ребенка — 3 степени. Кроме того, лечились и наблюдались в динамике с контролем ЭхоКГ 12 взрослых пациентов (основное заболевание — сколиоз, бронхиальная астма, заболевания периферической нервной системы и т.д.) с сопутствующим диагнозом ПМК. У 10 человек имелась митральная регургитация 1 степени, у 2 человек 1–2 степени. Возраст больных был от 18 до 45 лет, Больным выполнено от 2 до 7 курсов ВБВ. Каждый курс состоял из 9 процедур, проводимых обычно через день.

Во всех случаях, как у детей, так и у взрослых после лечения отмечалась положительная динамика: улучшалось самочувствие, возрастала толерантность к физическим нагрузкам; ни в одном случае не наблюдалось ухудшения самочувствия. По данным ЭхоКГ отмечены следующие изменения.

ООО закрылось у 6 детей (в четырех случаях уже после первого курса, в остальных — после нескольких курсов), у 2 детей — сохранилось. ОАП престал функционировать у 2 больных (у одного ребенка после двух курсов, у другого после трех курсов ВБВ). ДМПП исчез у 2 больных, сохранился у одного ребенка, но при этом уменьшились размеры правых камер сердца и снизилась легочная гипертензия. ДМЖП уменьшился в размерах у двух пациентов. Интересно отметить, что во всех случаях отмечалось уменьшение исходной легочной гипертензии. ПМК исчез у 7 взрослых и у 1 ребенка, уменьшился у 4 и не изменился у 1 пациента.

Приведенные выше данные наглядно демонстрируют, что в отношении ВПС в детском возрасте, метод ВБВ, повышая функциональное состояние сердечно-сосудистой системы, может выступать в роли активатора репаративных процессов в сердце и, стимулируя внутренние механизмы в организме, способствовать довершению формирования структур сердца по физиологическому типу. У взрослых пациентов с ПМК метод ВБВ, по-видимому, способен изменять функциональное состояние мышечного аппарата митрального клапана: повышать тонус папиллярных мышц и хорд, уменьшая этим пролабирование створок и, соответственно, снижая митральную регургитацию.

Таким образом, было подтверждено, что метод ВБВ может быть эффективным и действенным в отношении широкого круга как врожденной, так и приобретенной патологии сердца. По своей эффективности он не уступает хирургическому лечению, при этом не требует использования дорогостоящего оборудования и существенных финансовых затрат.

Вот что написал о лечении кардиобольных в поздравлении к 70-летию В. А. Копылова ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. акад. И. П. Павлова, доктор мед. наук, профессор В. Е. Перлей:

«Особый интерес представляют результаты применения метода ВБВ в кардиологии. С помощью современных ультразвуковых методов исследования показано, что после курса ВБВ у больных ИБС отмечалось статистически достоверное увеличение показателей общей насосной функции сердца, уменьшение размеров полостей сердца, уменьшение или исчезновение зон гипокинезии миокарда левого желудочка. Положительная динамика ЭхоКГ регистрировалась одновременно с улучшением показателей электрокардиограммы.

Конечно, разработанная автором теоретическая модель функционирования живого организма, его представления о возникновении, движении, распределении, взаимосвязи и балансе потоков биологической энергии, временной синхронизации внутренних процессов организма достаточно сложны для понимания, крайне необычны и оригинальны и во многом противоречат общепринятому мнению. Главным, однако, несомненно, является высокая терапевтическая эффективность метода ВБВ у многих пациентов, впечатляющие отдаленные положительные результаты лечения при тяжелой хронической патологии».

 

Спорт

Неоценимую пользу могло бы дать внедрение метода ВБВ в спорте. Помимо высокой эффективности метода в излечении травм, прекрасные результаты получены по восстановлению и повышению функциональной способности спортсмена. Это достигается посредством восстановления и повышения работоспособности сердца.

В 1988 году совместно с сотрудниками Института физической культуры им. Лесгафта было проведено научное исследование по оценке возможностей метода ВБВ в улучшении подготовки спортсменов высокой квалификации, которое также продемонстрировало высокую эффективность метода. Так, в частности, было показано, что после курса процедур ВБВ сила удара боксеров, мастеров спорта международного класса, возрастала в 1,5—2 раза.

Из рассказа заслуженного тренера РФ Александра Васильевича Зимина, участвовавшего в проведении этого исследования:

«При встречах с Виталием Александровичем выяснилось, что он может не только исцелять от спортивных травм, но и способствовать приобретению хорошей спортивной формы, что очень важно. Специалисты сразу же отметили пользу тех процедур, которые проводит Виталий Александрович. В то время старший тренер сборной Советского Союза Лавров Артём Александрович заинтересовался этим. Мы хотели, чтобы Виталий Александрович поехал с нами на олимпиаду в Сеул и непосредственно сам готовил ребят к боям. Но тогда была такая конкурирующая научная бригада, которая, мягко говоря, все наши стремления по своим каналам перекрыла, в том числе и путь на олимпиаду Виталию Александровичу. Тем не менее, мы знали о его успехах в работе и с больными, и со спортсменами и продолжали поддерживать с ним связи.

Тем временем наши боксеры, и многие из сборной Союза, уехали за рубеж и стали первыми профессионалами. Среди них был Юрий Арбачаков. Мы с ним неоднократно обращались к Виталию Александровичу, Юре было уже 30 лет. Боксеры переносят большие нагрузки для приобретения формы к ответственным профессиональным боям. Так получилось, что у Юры стали понижаться физические силы, традиционная подготовка не давала качественных сдвигов. Было видно, что нужно что-то предпринимать.

И тогда в очередной раз я обратился к Виталию Александровичу: так и так, не тянет Юра нагрузку. Виталий Александрович его обследовал по своей методике и рекомендовал пройти полный курс лечения, что Юрий и сделал. И, надо сказать, произошел неожиданный сдвиг. Хотя я всё это знал, но — неожиданный. Просто, как говориться, будто заново родился человек — молодой, энергичный. После этого курса он приобрел былую твердость, уверенность появилась, жесткость в ударе, скорость, то есть все те качества, которые были ему необходимы, он приобрел за счет этого курса. Мы поехали на этот ответственный бой в Японию в сентябре 1996 года, и Юра выиграл его нокаутом, причем правая рука вышла из строя от сильного удара — он сломал руку — и нокаутировал противника левой рукой». (В этом бою Арбачаков в десятый раз защитил титул чемпиона мира среди профессионалов.)

Приведу еще более показательный случай восстановления спортивной формы олимпийского чемпиона в парном фигурном катании Максима Маринина. Без метода ВБВ вряд ли бы Маринин стал олимпийским чемпионом. Вполне возможно, его могла бы постичь участь другого олимпийского чемпиона, Сергея Гринькова, скончавшегося прямо на льду во время тренировки. Вот как об этом в 1997 году рассказывала заслуженный тренер РФ по фигурному катанию Наталья Евгеньевна Павлова:

«У меня сейчас тренируется молодая пара. Максим Маринин приехал из Волгограда, а Таня Тотьмянина из Перми. Им, конечно, очень сложно. Живут они не дома. Ребята очень хорошие, отдача у них максимальная. Но в прошлом году у меня было девять турниров с Мариной Ельцовой и с Андреем Бушковым, и я где-то пропустила Макса. У него стали появляться головокружения, вялые ноги, после второго элемента он совершенно садился и уже дальше катать не мог. Я думала, что это временное явление, может быть влияние погоды, может быть сложно ему, может быть велики нагрузки.

А в этом году, когда симптомы повторились, я обратилась к Виталию Александровичу. Виталий Александрович поработал с Максимом, и это я увидела уже через неделю. Человек поехал: первый, второй, третий, четвертый элемент. Я могла его больше нагружать, хотя получила рекомендации от Виталия Александровича, что должна на первом этапе его поберечь. Максим порозовел. Он же был зеленый, совершенно зеленый, с синяками под глазами. Я спрашивала: "Макс, ты, бедный, не доедаешь или что?". Он говорит: "Да нет, нормально, у меня вот только..." Он никогда лишнего слова не скажет. А после лечения у Виталия Александровича я просто получила истинное наслаждение, из Максима прямо энергия исходила, у него появилось желание работать еще больше. А для тренера это самое чудное состояние. Сейчас Виталий Александрович занимается с Таней. И я получила четкое заверение, что он поможет справиться с ее проблемами. Надеюсь, что в будущем, они заменят Марину и Андрея, и мы пойдем далее до олимпиады. Будет здоровье — будет всё».

Маринин поступил на лечение 29 сентября 1997 года. В течение последних дней ощущал боли в левой половине грудной клетки, слабость, утомляемость. даже при ходьбе по дороге. При осмотре: лицо серого цвета, потливость, пульс 90 ударов в мин. Приступив к лечению Маринина, мы, прежде всего, провели эхокардиографическое исследование. Оказалось, что у него резко нарушена сократимость левого желудочка: фракция изгнания — 34% (норма 55–60%), ССЦВМ (скорость сокращения циркулярных волокон миокарда) — 0,68 м/сек (норма 0,8–1,2 м/сек), выявлена диффузная гипокинезия задней стенки левого желудочка. На электрокардиограмме: признаки ишемии миокарда в IV–VI грудных отведениях на заднебоковой стенке левого желудочка. Тогда Максиму с Татьяной Тотьмяниной через три недели предстояло выступление в Праге на юношеском чемпионате Европы. Через три дня, после нескольких процедур, они возобновили тренировки. Через 15 дней отмечено резкое улучшение показателей эхокардиографии: фракция изгнания возросла до 78%, ССЦВМ — 1,76 м/сек. А перед отправлением в Прагу (процедуры ВБВ проводили каждый день) Максим Маринин уже был готов выполнить намеченную программу. Выступление в Праге прошло успешно.

Занимаясь проблемами заболеваний сердечно-сосудистой системы, нельзя обойти вниманием спорт, особенно профессиональный. Не многие выдающиеся спортсмены доживают до преклонного возраста, хотя в начале спортивной карьеры обладают отменным здоровьем. Яркий тому пример — легенда советского спорта Владимир Куц, двукратный олимпийский чемпион (в беге на 5000 м и 10000 м), многократный рекордсмен мира. В молодости он наверняка обладал отменной сердечно-сосудистой системой. Однако в возрасте тридцати двух лет из-за проблем со здоровьем был вынужден закончить спортивную карьеру, у него была обнаружена капилляропатия, в сорок пять перенес инсульт и скончался на сорок девятом году жизни. 60–80 лет назад еще не была распространена накачка спортсменов фармакологическими допингами. Пример Владимира Куца — это издержки профессионального спорта. Очевидно, требуется организация особой медицинской службы для адаптации спортсменов к нормальной жизни после прекращения спортивной карьеры.

Давно пора пересмотреть застарелые воззрения в методах тренировок спортсменов и, особенно, в их подготовке к ответственным соревнованиям, когда их нагружают, что называется «по полной». И получается, как с нашими футболистами на чемпионате Европы 2016 г. во Франции: в первом матче с Англией они еще могли бегать, хотя уступали англичанам в скорости, а все последующие игры пошли по нисходящей: соперники с мячом легко уходили от преследования. Наши футболисты выглядели уставшими, «сдувшимися».

Для этого необходимо разобраться: что полезно для сердца, а что вредно. Считается, что интенсивный бег, кроссы тренируют сердце, укрепляют и повышают его функциональное состояние. В результате у спортсмена вырабатывается так называемое «спортивное сердце»: оно увеличивается в размере, считают, что происходит происходит наращивание мышцы сердца, и сердце будет более сильным. На самом деле происходит процесс гипертрофии, в основном левого предсердия и левого желудочка, и начинается процесс дилатации камер сердца: его размеры увеличиваются не за счет наращивания мышц, а за счет потери тонуса и их расползания.

Дело в том, что интенсивные беговые нагрузки сердцу не полезны, так как при интенсивном беге сердце напрягается меньше, чем опорно-двигательный аппарат, ноги. Нагрузки на ноги улучшают состояние органов брюшной полости и малого таза, укрепляют мышцы ног и суставов. При интенсивном беге отбирается энергия от сердца в пользу этих органов, происходит ослабление мышц сердца, снижается фракция изгнания крови левого желудочка. Для обеспечения требуемого организмом кровотока сердце вынуждено увеличивать частоту сокращений. Возникает тахикардия — это не тренинг сердца, как считают многие, а борьба за жизнь. Поэтому, если после интенсивной тренировки пульс в течение пяти минут не восстанавливается до исходного состояния, то такая тренировка для сердца пошла во вред.

В этой связи любопытно высказывание американского астронавта Нила Армстронга. Когда его расспрашивали о подготовке к полету, на вопрос, много ли он бегал, Армстронг ответил: « Я не бегал, потому что считаю: мне природой дано определенное число сокращений сердца, так зачем их тратить на бег?»

В моей практике встретились два интересных случая, подтверждающих, что сердцу наносится вред при различных видах перетренированности.

В 1997 г. тренер санкт-петербургского баскетбольного клуба «Спартак» Юрий Павлов привел в лабораторию одного из ведущих тогда игроков Андрея Лалетина, у которого неожиданно, без какой-либо причины, вдруг левая рука перестала подниматься выше пояса. Обращались к разным специалистам и уже прооперировали левый плечевой сустав, но положительных результатов получено не было. Случилось это с Андреем во время сборов в Финляндии, где основное внимание уделялось повышению функционального состояния Нагрузки были на пределе возможностей спортсменов, значительную их часть составлял бег по пересеченной местности.

При осмотре А. Лалетина по форме сколиоза в грудном отделе позвоночника определялось ослабление левых отделов сердца. Первую процедуру я провел на повышение работоспособности левого желудочка и левого предсердия. После первой процедуры рука поднялась выше уровня плеча. После второй — поднялась вертикально вверх, после третьей Андрей вернулся к тренировкам. А. Лалетину был проведен полный курс лечения, подобной проблемы с левой рукой больше не возникало.

В январе 2009 г. ко мне обратился генеральный директор предприятия «Роскар» с просьбой помочь его сотруднику С., 25 лет, у которого тоже неожиданно перестала подниматься левая рука выше плеча. Тогда С. играл в волейбольной команде предприятия и выступал в районных и областных соревнованиях, много тренировался, и основная нагрузка приходилась на правую руку.

При осмотре по форме сколиоза грудного отдела позвоночника, как и у А. Лалетина, определялась слабость левых отделов сердца. Можно было предположить, что в процессе больших нагрузок на правую руку произошло перераспределение энергетического баланса сердца в пользу правого предсердия с ослаблением левого. Я начал лечение, направленное на усиление левого предсердия. После нескольких процедур левая рука стала работать нормально, и до сих пор с жалобой на левую руку пациент не обращался.

Небезопасны для сердца велоэргометр и велотренажер. В отличие от бега, когда позвоночник находится в напряжении, следовательно, это напряжение получает и сердце, на этих аппаратах работают ноги, грудная клетка и руки не нагружены, что лишает необходимого напряжения сердце.

К сожалению, спортивные тренеры интенсивно используют велотренажер и велосипед, тем самым сокращая спортивное и общее долголетие профессиональных спортсменов. Еще задолго до появления в России северной ходьбы я рекомендовал для укрепления сердца лыжи с палками, греблю, плавание «любительским» брасом, особенно на спине с сильной работой рук и более слабой ног. Когда Николай Валуев проходил у меня курсы ВБВ для укрепления сердца, я рекомендовал ему бег (бег ему тоже был необходим) с гантелями в руках, так как нагрузка на руки укрепляет сердце. По-настоящему, для сердца полезна ходьба (тем более северная, с палками): сердце напрягается более интенсивно, чем опорно-двигательный аппарат.

В кардиологии велоэргометр используется для выявления проблем в работе сердца. При предельных нагрузках на велоэргометре (а именно при таких нагрузках отчетливо проявляются слабости в работе сердца) происходит «деформация» энергетической матрицы человека, так как энергия перераспределяется в пользу ног. После велоэргометрии распределение потока энергии не восстанавливается до исходного состояния. Какая-то часть его к сердцу не возвращается, уйдя к усилившимся от напряженной работы органам. Тщательный сравнительный анализ кардиограмм, снятых до и после велоэргометрии покажет ухудшение, известно также, что эти исследования иногда (до 0,5%) заканчиваются трагически.

Хочется обратить внимание спортивных врачей на оценку кардиограмм спортсменов. Она (кардиограмма) может быть «правильной», без каких-либо нарушений, с нормальным ритмом. Но, по моему мнению, если зубец «Т» в третьем отведении выражен плохо, близок к изолинии или отрицательный, это может свидетельствовать об ослаблении миокарда левого желудочка сердца, и большие нагрузки на опорно-двигательный аппарат могут привести человека к инфаркту или к остановке сердца. Считается, что форма зубца «Т» в третьем отведении зависит от положения электрической оси сердца: вертикального, горизонтального или промежуточного. Поэтому слабо выраженный или отрицательный зубец «Т» в третьем отведении особого беспокойства при оценке функционального состояния сердца не вызывает. Однако известно, что наибольшему зубцу «R», отражающему работоспособность миокарда, соответствует наибольший по амплитуде зубец «Т» и наоборот. Значит и зубец «Т» должен отражать работоспособность миокарда.

При исследовании эффективности лечения методом ВБВ болезней сердца в 1-ом ЛМИ по распоряжению Ф.Г. Углова к этим работам подключилась группа кардиологов, и тогда неоднократно кардиологи с удивлением отмечали зафиксированные электрокардиограммами изменения положения электрической оси сердца из горизонтального в вертикальное. Для меня такой разворот сердца выглядел неправдоподобным.

На практике в процессе лечения ишемической болезни сердца при получении выразительных положительные результатов наблюдались значительные изменения этого зубца (Т).

Полагаю, если бы это принимали во внимание при оценке кардиограмм спортсменов, было бы меньше трагических случаев, таких как с фигуристом Сергеем Гриньковым, хоккеистом Алексеем Черепановым, теннисисткой Виолеттой Дегтярёвой, биатлонисткой Алиной Якимкиной и другими. Считаю, что такая оценка электрокардиограмм полезна при выборе вида спорта начинающим спортсменом. Мне же такая оценка электрокардиограммы помогает выбрать оптимальную программу лечения пациента.

Необходимо отметить особо ошибочность, и даже порочность, общепринятого подхода к тренировочному процессу при подготовке спортсменов. Для достижения результатов тренеры и сами спортсмены стремятся к наращиванию мышечной массы, а следует во главу угла ставить другую задачу: увеличить энергетический потенциал нервной системы, иннервирующей эти мышцы. Потому что функциональное состояние (качество), как я считаю, определяется отношением функциональных возможностей (энергетического потенциала) нервной системы к мышечной массе. Поэтому наращивание мышц это отношение уменьшает, и наоборот. Когда на организм спортсмена задаются большие физические нагрузки, а часто это только на определенные группы мышц (например, при занятиях фитнесом), нервная система решает эту задачу только наращиванием мышц, сама же себя при этом не совершенствует. А если идет воздействие непосредственно на нервную систему, например, болью или статическими напряжениями, то нервная система вынуждена совершенствовать себя. Именно поэтому восточные методы тренировки спортсменов более правильны. Редко встретишь такого спортсмена с сильно накаченными мышцами, они всегда выглядят гармонично.

 

Допинг

Однако, спортивные достижения — это престиж страны во внешнем мире и средство отвлечения населения страны от всевозможных внутренних проблем, неустройства и неполадок. Поэтому государство выделяло средства фармакологической индустрии для разработки препаратов, способствующих во время их действия в организме повышать функциональные способности спортсмена. В этом фармакология преуспела. Результат достигался только во время действия препарата в организме. Время действия дозы препарата, то есть подпитки организма (лукаво это называется временем выведения препарата из организма) разное, и дозы препаратов подбираются индивидуально.

На такую «помощь» (читай — допинг) организм реагирует философски: если ему дают подпитку (то есть поблажку) для достижения результата, зачем прилагать огромные собственные усилия для изменения себя? Организм так устроен: когда ему предлагается поблажка, вводящая в более комфортное состояние, понижающая собственное напряжение, расслабляющая, организм обязательно этим воспользуется. И чем более интенсивно подпитывается организм, тем более снижаются, демпфируются собственные функции. А после прекращения приема препаратов функциональное состояние организма оказывается на уровне ниже, чем до начала его подпитки. И, в конце концов, функциональное состояние спортсмена становится ниже необходимого для нормального существования. Так у спортсменов возникают болезни, вызванные употреблением допинга.

Давайте рассмотрим пример, казалось бы, к спорту никакого отношения не имеющий: курение. Вопрос: никотин допинг? Ответ очевиден: «Какой же это допинг? Это яд!» Так что же такое курение и курильщик? Известно, что никотин является необходимым составляющим элементом в работе нервной системы, а именно в передаче информации от центральной нервной системы к периферической, которые разделены между собой синоптическими щелями, и наоборот. Связь осуществляется посредством м-холиномиметиков (по типу яда мухомора) и н-холиномиметиков (по типу никотина).

В зародыше по мере формирования нервной системы идет процесс образования ацетилхолина, посредством химической реакции которого и осуществляется передача импульсов в синоптической щели от ЦНС к рабочим органам: мышцам, сосудам железам. Ацетилхолин имеет структуру, сходную с никотином. При поступлении никотина в организм извне он замещает собой ацетилхолин. Постепенно выработка собственного ацетилхолина снижается ниже уровня, необходимого для нормальной жизнедеятельности организма. Так возникает зависимость от поступления никотина извне. Так что же представляет собой курильщик?

Курильщик — это человек, добровольно прививший себе болезнь под названием «никотиновая недостаточность». Впервые закурив, человек не испытывает физического удовлетворения. Полученный извне никотин организму не нужен. Излишний никотин нарушает работу нервной системы и, как всякое излишество, становится для некурящего ядом. При последующем курении организм перестраивается: если никотин поставляется даром, зачем же по-прежнему вырабатывать свой? И чем больше сигарет выкуривает курильщик, тем меньше надо вырабатывать своего. Никотин, по сути, для курильщика также является допингом. Снижается общий уровень работоспособности нервной системы. Появляются болезни. У каждого курильщика своя — в более слабом органе и системе: у кого — трахея, у кого — легкие, у кого — сердце, желудок, печень, предстательная железа, сосудистые системы.

Формируется обманчивое ощущение, что сигарета повышает работоспособность организма. На самом же деле человек попадает в зависимость от внешнего никотина, потому что своего уже не хватает. Закурив, курильщик чувствует себя нормально. Вполне работоспособным. Но он был не менее работоспособным до того, как начал курить. Теперь же ему необходима никотиновая подпитка, без которой он уже не способен выполнить поставленные перед ним задачи. Так никотин для курильщика становится допингом, а сигарета, по существу, — это такая же таблетка, только купленная не в аптеке, а в киоске.

Заместительная терапия, не стимулирующая повышение собственных функций организма, а замещающая их, по сути, также является допингом.

Вот и мельдоний. Почему М. Шарапова принимала его после запрета? На этот вопрос лучше всего отвечает создатель мельдония латвийский профессор Иварс Калвиньш: «Шараповой бы просто не было, если бы все последние годы она не принимала мельдоний. У нее есть определенные проблемы» (Иванов Владимир. Создатель милдроната: "Если бы Шарапова не принимала мельдоний, ее бы просто не было" // «Спорт-Экспресс» от 18 мая 2016 г.). Однако, как это понимать? Не было бы Шараповой-спортсменки? Известно, что Шарапова принимала мельдоний уже 10 лет и продолжала его принимать после 1-го января 2016 года (Рауш Владимир. Шарапова: казнить нельзя помиловать // «Спорт-Экспресс» от 18 мая 2016 г.). Но ведь и до этого она была великой теннисисткой. И эти десять лет она поддерживала свой высокий уровень в спорте с помощью мельдония, что позволяло ей тратить меньше собственных усилий. В результате без мельдония она уже не великая, а появившиеся у нее «определенные проблемы» приводят к выводу, что мельдоний для нее уже жизненно необходим.

Вот и информатор ВАДА Ю. Степанова, ранее дисквалифицированная за употребление допинга, по словам ее бывшего тренера Владимира Казарина «может бежать только на допинге». И, действительно, выступая в начале июля 2016 года на чемпионате Европы в Амстердаме, она начала отставать от соперниц уже в начале дистанции и, в итоге, до финиша не добежала: схватилась за правую ногу и сошла с дистанции, объясняя, что получила травму. («Степанова может бежать только на допинге» // «Спорт-Экспресс» от 7 июля 2016 г.) Однако было видно, что это была не травма, а обычный спазм, судорога, возникающая обычно, когда заданная нагрузка превышает функциональную возможность иннервации мышц. С допингом этого не случилось бы.

Сейчас мельдоний очень популярен. Его принимают политики для поддержания себя в хорошей форме, мужчины для поддержания на высоком уровне не только спортивной формы, но и сексуальной. Получается, что мельдоний повышает общий энергетический потенциал организма, расходуя себя, а не «выводя» себя из организма, так что это — лукавство: подменять понятие «расход мельдония» на «вывод его из организма».

Допингом пронизана вся наша жизнь. Используют допинг не только элитные спортсмены, но и «дворовые чемпионы», но более низкого качества, приносящий большой вред здоровью (Марьянчик Наталья. $ 10000000 за 267 дисквалификаций // «Спорт-Экспресс» от 2 июня 2016 г.).

Самый сильный допинг — это наркотик, действующий непосредственно на центральную нервную систему (ЦНС). С его помощью добиваются выдающихся результатов (особенно распространен среди боксеров). Но не только в спорте, но и в искусстве. Некоторые звезды эстрады, кино и даже музыканты (Чарли Паркер) под действием наркотиков блестяще выступали, достигая вершин славы, но артистический и жизненный век их был коротким (яркий пример тому — Владимир Высоцкий).

В спорте принимают допинги, подпитывающие, в основном, гормональную систему, в итоге угнетающие ее. На борьбу с допингом Россия тратит около 5 млн. долларов (Марьянчик Наталья. $ 10000000 за 267 дисквалификаций // «Спорт-Экспресс» от 2 июня 2016 г.). Вполне вероятно, что на изобретение допингов последнего поколения, которые до поры до времени не обнаруживаются, тратится никак не меньше. Таким образом, два, казалось бы, противоборствующих лагеря стимулируют друг друга, тем самым обогащая фармакологическое сообщество.

Добавим, что и наша фармакология, основа которой — заместительная терапия, является тоже допингом, только использует меньшие дозировки. Борьба с болезнью путем замещения собственных процессов, собственных функций организма способствует переводу острого течения болезни в хроническое. Но она полезна и даже бывает крайне необходима как средство скорой помощи.

Реальная перспектива в спорте — это полный отказ от допингов, с переходом на оздоровительные системы, повышающие собственные функции организма. Пример того — Китай, где используется китайская традиционная медицина, эффективно излечивающая и укрепляющая организм: системы цигун, хатха-йога заставляют организм напрягаться, тренируя его, и переводят организм на более высокий функциональный уровень (справедливости ради надо сказать, что и в Китае имеет место использование природных допингов: панты, женьшень и др.). Поэтому процент нарушений от количества взятых проб в России в 2013 составил 1,4%, а в Китае — 0,2% и в 2014 г. — 0,9% и 0,4% соответственно. Россия по этому показателю — не лидер. Так, в 2013 г. для Мексики этот показатель составил 10,4%, для Турции — 9,5%, для Индии — 2,2%.

13 сентября 2016 года в газете «Спорт-Экспресс» была опубликована небольшая заметка под заголовком «ДОПИНГ. ВАДА ПРОФИНАНСИРУЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРЕПАРАТОВ ОТ АСТМЫ». Приведу ее полностью:

«МОНРЕАЛЬ. Научный директор Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) Оливье Рабин сообщил, что агентство окажет финансовую поддержку датским ученым, занимающимся исследованиями воздействия противоастматических препаратов на организм спортсменов. Есть мнение, что лекарства от астмы производят «адреналиновый» эффект на здоровых спортсменов. Прием противоастматических препаратов через ингалятор и в нормальных дозах разрешен правилами. Но если кто-то принимает их в боль¬ших дозах, то это может иметь эффект допинга. (Reuters)»

Похоже, что это — очередная попытка оправдать терапевтические исключения. Этот термин используется для спортсменов, у которых врачи зафиксировали какие-либо проблемы со здоровьем. Таким спортсменам в виде исключения, для «сохранения здоровья» на определенный период (который, впрочем, может растянуться на всю жизнь) ВАДА разрешает использовать запрещенные препараты (допинг), даже непосредственно во время соревнований. Это открывает огромное поле деятельности для махинаций и обмана. Спортсмены ставятся в заведомо неравные условия. Руководители мирового спорта должны набраться мужества и закрыть все лазейки для недобросовестных спортсменов и околоспортивных деятелей. Больные люди, ради их же здоровья, не должны допускаться до спортивных соревнований. Никакой астматик не пробежит и километра, он неизбежно задохнется. Не надо разрешать им соревноваться и лечиться одновременно, пусть сначала вылечатся, а затем занимаются спортом. А если они не могут вылечиться, значит им надо соревноваться только между собой.

Некоторые считают, что Великий Фелпс тоже подпитывается препаратами, специально для него подобранными, но пока еще не вошедшими в список запрещенных. Возможно, это так. Но вот что очевидно: во время выступления на Олимпиаде в Рио его тело было покрыто следами от банок, которые принято называть гематомами. Появление гематом обычно объясняют разрушением сосудов. Это — заблуждение. В действительности, по моему мнению, при воздействии банок, так же как и при лечении методом ВБВ (а при лечении методом ВБВ часто появляются следы на теле), происходит раскрытие мельчайших резервных сосудов, коллатералей, поставляющих мышцам дополнительный приток гормонов.

Ранее в статье «Обвиняемый — страх» [2] я уже говорил о банках. К тому времени в аптеках прекратили продавать банки, так как «исследования» показали, что такое воздействие банок может привести к раку кожи. Банки — прекрасное народное средство, позволяющее излечивать воспаление легких, а при грамотной их постановке в области грудной клетки без всяких лекарств избавиться от бронхиальной астмы, даже в тяжелой форме. Однако такое лечение фармакологической медицине не угодно, вот банки и запретили.

Примечательно, что следов от банок у Фелпса было больше справа. Его врачи грамотной их постановкой добивались оптимального энергетического баланса мышц. А это значит, что в теоретическом плане они далеко продвинулись.

Некоторые политики, оценивая работу ВАДА как коррумпированного и политизированного органа, предлагают снять запрет на использование любых допингов, показывая тем самым лишь свою некомпетентность. Спорт тогда потеряет всякий смысл, а состязания спортсменов превратятся в олимпиады фармакологических компаний. Большинство же спортсменов, чтобы взойти на пьедестал пойдут на всё, нанося непоправимый вред здоровью. Какой же вред?

Судите сами. Нитраты для растительного мира тоже являются допингом, фрукты и овощи поспевают быстрее, вырастают крупнее. Разрежешь арбуз… Снаружи выглядит отлично, а внутри весь в белых тяжах, и не вкусный, и не пригодный в пищу.

Достижение высоких результатов в спорте возможно посредством тренинга организма, применения рациональных систем, напрягающих организм. В этом направлении метод ВБВ эффективен не только в лечении спортивных травм, но и вследствие укрепления и повышения работоспособности сердца приводит к повышению спортивных результатов.

В 1988 году Владимир Александрович Таймазов (ныне член Совета при Президенте РФ по развитию физической культуры и спорта) после совместных исследований применения метода ВБВ при подготовке боксеров высокой квалификации [3], а также после показанных ими результатов на спортивных соревнованиях предложил мне встретиться с председателем Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров РСФСР, членом МОК Виталием Георгиевичем Смирновым. Он с интересом отнесся к моим предложениям и обещал свою поддержку. Однако это предложение не было реализовано, по причинам, о которых говорил А. В. Зимин (см. ранее).

 

Страх сердца

Состояние сердца во многом определяет нашу жизнь. При слабом сердце человек не выносит больших нагрузок, быстро утомляется. Состояние его часто определяют диагнозом: вегетососудистая дистония. Такие люди хуже выдерживают психологические нагрузки, нередко подвержены различным фобиям, особенно дети.

К нам обращаются родители по поводу возникающих временами у детей практически беспричинных страхов: одни просят мам не зажигать газ: сгорим, другие — не включать воду: затопит, кто-то боится лифта, темноты, кого-то сильно укачивает (до рвоты) при поездке в автомобиле.

Уже при осмотре таких детей практически всегда по внешним признакам обнаруживается слабое сердце: кифоз и сколиоз в грудном отделе позвоночника [4], включая воронкообразную грудь, «грудь сапожника». В основном, ко мне обращались после того, как прошли все возможные инстанции, вплоть до психиатров, но проблема не решалась. При лечении сердца методом ВБВ у таких детей положительная динамика достигалась довольно быстро: часто уже после одного курса лечения (8–9 процедур ВБВ) пропадают страхи, прекращаются явления укачивания.

У взрослых также имеют место некоторые фобии: боязнь оказаться в замкнутом пространстве, боязнь одному проехать в лифте, непереносимость метро. При анализе общего состояния у таких пациентов также обнаруживаются слабости в работе сердца. При проведении лечения по укреплению сердца проявления страха прекращались.

Иногда взрослые обращаются с жалобой на немотивированное беспокойство. Анализ электрокардиограмм в таких случаях, как правило, каких-либо отклонений не показывает: нет тахикардии, нет аритмии. Какого-либо дискомфорта в области сердца не отмечают. При внешнем осмотре каких-либо признаков, указывающих на слабость сердца, не проявляется. Обращения за помощью к психологам положительных результатов не приносили. Обращались ко мне родители с жалобой на необъяснимое поведение ребенка во время еды: вдруг ребенок прекращал есть и наотрез отказывался проглотить хотя бы одну ложку любой пищи.

Разобраться с такими непонятными случаями и избавить пациентов от этих неприятностей мне помогает сформулированное мною представление о принципе взаимодействия органов и систем живого организма и механизме реализации этого принципа. Эти представления нарабатывались мною десятилетиями в ходе напряженной медицинской практики, успешного лечения десятков тысяч больных. В статье «Напряжение — это жизнь» [5] я писал о принципе этого взаимодействия следующее:

«Можно провести забавную аналогию между принципами, заложенными в обеспечение жизнедеятельности человека и в функционирование государства. Представим большое государство, где, в северных регионах сосредоточены индустрия, наука, наукоемкие технологии, а в южных — сельское хозяйство, аграрная промышленность. Развитие государства по индустриальному или аграрному типу будет определяться принятым правительством бюджетом, сформированным в соответствии с запросами административных, промышленных и других государственных субъектов. И чем больше та или иная структура «напрягает» правительство, тем больше у нее шансов добиться увеличения финансирования на свое развитие. И, хотя все живут в одном государстве, каждый ревнует о своем.

У человека также есть свой «север» и «юг». Распределение энергии между «левым» и «правым» потоками является определяющим в его жизнедеятельности. При усилении «левого» потока мы укрепляем сердечно-сосудистую систему, левое легкое, психику и, таким образом, направляем себя более на интеллектуальный путь развития. Усиливая «правый» — укрепляем правое легкое, пищеварительную, мочеполовую, гормональную системы — и тогда доминирует плоть.

Оптимальное распределение энергии между «левым» и «правым» потоками делает организм сбалансированным и гармоничным. Резкий перекос в какую-либо сторону приводит к патологии, а то и к разрушению психики или плоти. (Оптимально сформированный бюджет делает государство жизнеспособным и самодостаточным.)

Физиологическая «ревность» также определяет взаимодействие систем и органов в организме. Возьмем, например, «регион», курируемый «правым» потоком. Он подразделяется на два основных «округа»: пищеварительный и мочеполовой, которые практически всегда являются антагонистами.

«Округ» пищеварительной системы в свою очередь делится на «области»: печени, желудка, кишечника. Распределение энергии между ними обуславливается характером питания и физическими нагрузками и определяет их функциональное состояние.

Но и в самой «области» между ее «районами» всегда наблюдается механизм «перетягивания каната». Так, если в «области» кишечника происходят процессы по усилению «района» толстого кишечника, то, как правило, ослабевает тонкий кишечник и наоборот.

И каждый «регион», «область», «район» просит, требует, «выбивает» финансирование, субсидии, льготы — ЭНЕРГИЮ.

Этот «закон ревности» универсален для всего организма. Даже в одном органе, например, сердце, существует «ревность» между его четырьмя отделами-«районами»: правым и левым предсердиями и желудочками. (И при лечении заболеваний сердца необходимо это учитывать. Именно поэтому в методе ВБВ разработано 8 основных методик лечения сердца, используемых в зависимости от его состояния.)»

Действие «закона ревности» в жизни человека наглядно проявилось в приведенном выше случае пациента Р., когда при сверхнапряжении пищеварительной системы во время поедания стеклянного фужера произошло одномоментное энергетическое обкрадывание сердца: перераспределение потока энергии «тонкого мира», воспринимаемого организмом, не в пользу сердца.

Я считаю, что главными соперниками сердца являются желудок, печень и кишечник. Сердцу становится тяжелее при переедании, что знают по себе многие. Медицина объясняет это тем, что наполненный желудок давит на сердце. А по существу в таком случае желудок сильно напрягается, тем самым оттягивая энергию от сердца. Поэтому со слабым сердцем опасно переедать, особенно перед сном. Во сне все системы человека расслабляются, в том числе и сердце, но наполненный желудок, а, следовательно, и печень с кишечником активно работают, оттягивая от сердца энергию. При этом случается даже остановка сердца. Слабеет работа сердца и при перегрузке печени (отравления, переедание жирного), и при перегрузке кишечника (запоры). Слишком интенсивная, чрезмерная нагрузка половой сферы по тем же причинам может привести к проблемам с сердцем.

Сердце — самый любвеобильный орган. Оно всегда стремится на помощь. И, когда другие органы испытывают дефицит энергии, они получают ее от сердца. Для самого же сердца расслабление смерти подобно. Поэтому ему необходимо постоянно быть в напряжении, ни на минуту не замолкая.

При жалобах на немотивированное беспокойство я предполагаю, что имеет место энергетическая несбалансированность между отделами сердца, то есть предсердия и желудочки сердца работают в разных масштабах времени. Например, один из них выпадает (не успевает) из основного ритма работы сердца.

Исходя из накопленного мною опыта по лечению сердца, таким отстающим звеном, наиболее вероятно, является левое предсердие. И действительно, у всех обращавшихся с такой жалобой пациентов после пролечивания сердца с акцентом на левое предсердие немотивированные беспокойства не проявлялись.

В двух совершенно уникальных, по крайней мере, для меня, случаях пришлось разбираться.

В первом случае — девочка, по натуре очень ответственная, старательная, отличница, да еще в секции по плаванию выкладывалась, что называется, по-полному, временами выигрывая состязания. И вдруг она резко убавила съедаемый объем пищи, хотя при этом чувство сытости не испытывала, наоборот, оставалось чувство голода. Однако, поев немного, она больше есть не могла. Говорила, что проглотить пищу больше не может.

Создавалось впечатление, что у девочки возникал страх. Я называю это «страх сердца», так как дальнейший прием пищи усилит работу желудка, который своим напряжением будет еще более «обкрадывать» сердце и приведет к его остановке. Известно, что во время развития инфаркта организм старается освободиться от содержимого мочевого пузыря и кишечника, защищая так сердце и предотвращая возможную его остановку.

Родители, вспомнив, что она когда-то подавилась косточкой, решили, что возможной причиной тому стали какие-то возникшие в пищеводе проблемы, убеждали девочку перед глотанием лучше пережевывать пищу. Лучше не стало. Во время жевания рот дополнительно заполнялся слюной, и проглотить это было уже невозможно. Содержавшееся во рту выплевывалось в салфетку. Девочка сильно похудела. Заниматься спортом полноценно уже не могла. Родители, естественно, были очень встревожены. Будучи оба врачами, они не могли понять, что происходит, решили сделать эндоскопическое обследование пищевода и желудка. Об этом сообщили мне. Однако я категорически высказался против проведения такой процедуры. Я знаю, что эта тяжелая процедура крайне негативно влияет на состояние сердца.

Осмыслив происходящее, я предположил, что причиной является ослабленное сердце. Девочку просто «загнали». Повышенные психологические нагрузки в школе (углубленное изучение иностранного языка), кружки, музыка и интенсивные тренировки пошли не на пользу сердцу. Начав лечение, я убедил девочку, что так долго пережевывать пищу нет необходимости, надо есть как обычно, как все люди, а супы есть, не задерживая их в ложке, глотать сразу, и провел две первые процедуры на укрепление сердца, не акцентируя особо какой-либо его отдел. Заметного улучшения не было. Тогда я предположил, что набирая определенный объем пищи, желудок своим напряжением ослабляет сердце, а это «почувствует» наиболее слабый отдел сердца, которым может оказаться левое предсердие. Поэтому последующие процедуры я проводил, воздействуя на левое предсердие. Положительная динамика проявилась сразу. Девочка снова стала питаться нормально, стала быстро поправляться, по-прежнему стала справляться со школьными и дополнительными нагрузками, а через некоторое время снова стала заниматься спортом, но уже не спортивным плаванием, а с меньшими физическими нагрузками. По-прежнему заканчивает очередной класс с отличием. Выглядит сейчас совершенно здоровой.

О втором подобном случае рассказывает в своем отзыве мама пациентки:

«Обратились к Копылову Виталию Александровичу с жалобами на приступы тахикардии (пульс достигал 180 в спокойном состоянии), внезапные панические атаки, страх, сколиоз 1 степени, плоскостопие (небольшое).

Ксюша всегда была сонливой, капризной, вялой девочкой, быстро уставала, не любила качели (говорила, что болит голова), страдала многочисленными фобиями: боялась темноты, дна бассейна. Кроме того, у Ксюши была странность в поведении, связанная с едой: внезапно в процессе еды (с аппетитом) она могла положить ложку и встать из-за стола, как будто боялась, что ей внезапно станет нехорошо. Своеобразный страх лишнего проглоченного кусочка, даже самого маленького.

Лет в 5–7 врач педиатр не раз говорила про шумы в сердце, но значения им не придавала, к кардиологу не отправляла: "Бывает при росте, все пройдет".

Лет в 10 Ксения стала заниматься танцами (из-за осанки) и после месяца нагрузок появилась странность: она не могла проглотить пищу. Ребенок объяснял: «Как будто комок в горле». Плакала и от еды отказывалась. Мы это не связали с работой сердца, но с танцами точно, и прекратили тренировки. Проблема ушла. Но есть стала очень мало и страх перед "лишним кусочком" стал очевидным и явно не относился к избалованности, как считали бабушки.

Лет в 12 появилась еще одна особенность: частая температура 37–37,2, общая вялость, часто беспричинно. Диагноз был всегда один: ОРВИ. Быстро уставала от любых занятий и нервно истощалась.

В 13 лет стала заниматься легкой атлетикой, бегом на короткие дистанции (на дальние не хватало выносливости). Состояние после самых первых изнурительных тренировок было ужасным: бледность, потерянность, опять долгий сон. Ребенок еще не мог объяснить, что с ним происходит, но по прошествии времени мы поняли, что именно тогда началась тахикардия. Приступы внезапные, сопровождающиеся страхом и паническими атаками, длились пару минут. Могли быть ежедневно по нескольку раз, могли быть раз в неделю. Пульс мог достигать 180–190 в спокойном состоянии. Ребенок стал нервным, агрессивным. По-прежнему любила мягкую еду наподобие макарон. От жесткой еды становится «нехорошо, подташнивает и ощущение как камень в желудке, начинает волноваться сердце».

Обратились к кардиологам. Ксения прошла обследование у врачей кардиологов. Сделали электрофизиологическое (ЭФИ) исследование сердца в Детской городской поликлинике N 71 Выборгского района СПб. Также сделали эхокардиографические исследования в «Консультативно–диагностическом центре СПб Государственной Педиатрической Медицинской Академии и в Федеральном центре сердца, крови и эндокринологии им. В. А. Алмазова. И везде схожий диагноз: пролапс митрального клапана (ПМК) – 2 мм, незакрытое овальное окно – 2 мм, дополнительная хорда в левом предсердии (вариант нормы). Окончательно в центре им. В. А. Алмазова сделаны выводы: "Минимальный ПМК и незакрытое овальное окно малого диаметра не являются гемодинамически значимыми". Порекомендовали сделать чрезпищеводное ЭФИ, для уточнения характера тахикардии. Мнение врачей было следующее: "подобные отклонения в сердце не влияют на появление приступов тахикардии", нам сказали, что с такими "дефектами" сердца становятся даже олимпийскими чемпионами. Рекомендаций к жизни врачи не дали никаких, кроме как при приступах начать тужиться.

С подобной проблемой мы и обратились к Виталию Александровичу.

После первого курса (январь 2014 г.) тахикардия прошла, и с ней – панические атаки, немного улучшился аппетит, стала меньше горбиться и мы через месяц пришли на второй курс.

После второго курса (март 2014 г.): тахикардии нет, страхов стало меньше. Она стала спокойней и стала больше кушать. Самое удивительное: Ксюша развернула плечи, осанка изменилась очевидно – впервые за 14 лет!!! Мы часто, почти с рождения, проводили курсы массажей, один раз в полгода, которые помогали очень незначительно, ребенок продолжал расти сгорбленным, якобы из-за родовой травмы (нестабильность шейного отдела позвоночника – диагноз снят ранее, в 2012 г).

Тахикардия возвратилась через 7 мес. В силу того, что Ксюша съездила летом в спортивный лагерь, у нее возобновились приступы тахикардии, но более редкие, чем раньше. Со спортивной школой мы расстались из-за сильных нагрузок.

Третий курс прошли в мае 2015 г. (Виталий Александрович проводил процедуры направленные на укрепление левого желудочка и левого предсердия). В результате у Ксюши пропала часто преследовавшая ее температура, ушли панические атаки, пропала тахикардия. Появился хороший аппетит, но есть стала часто и понемногу. Заметили, что перестали болеть ноги из–за плоскостопия при смене обуви.

Четвертый курс прошли в сентябре 2015 г. (Виталий Александрович работал тогда только с левым предсердием). Всё по-прежнему хорошо. Температуры, тахикардии, панических атак НЕТ! Аппетит хороший, стала меньше бояться «лишнего кусочка». Слегка сутулится, но скорее по привычке. О сгорбленности, как раньше, уже нет речи. Стала спокойной, чаще улыбается, поведение ровное, адекватное, отношение к жизни и даже выражение лица у Ксюши изменились. И еще: на медицинском осмотре в октябре 2015 г. снят диагноз «плоскостопие».

В октябре 2015 г. мы решили сделать эхокардиографическое исследование сердца, чтобы посмотреть на изменения. Мы рассказали, что прошли немедикаментозное лечение и хотели бы обследоваться, но в центре им. В. А. Алмазова очень нехотя нас выслушали и ответили скептически: "Девочки, ну что вы хотите там увидеть? Ничего само по себе не изменится и не пропадет, к тому же запись битком". Оно и понятно, столько тяжелых пациентов, а мы тут со своей тахикардией. Жаль, а хотели для чистоты эксперимента, пройти обследование на одном и том же приборе и у того же доктора. Пришлось сделать обследование в Клинической больнице N 122 им. Л. Г. Соколова. Результат: "Убедительных признаков пролапса митрального клапана и открытого овального окна на момент осмотра не выявлено". Доктор, который проводил исследование, раскритиковал предыдущее, сделанное в центре им. В. А. Алмазова, сказав, что оно "НЕВЕРНОЕ!!!": "Никакого овального окна при простом обследовании ЭХО, выявить у 15-летнего пациента нельзя!" Таким образом, опроверг не только результаты центра им. В. А. Алмазова, но и еще двух аналогичных. А мои слова про "немедикаментозное лечение" вообще пропустил мимо ушей. НО!! Результат говорит сам за себя: ребенок до лечения В.А. Копыловым и после – это два разных человека, с абсолютно другим самочувствием, выражением лица, поведенческими реакциями, отношением к окружающему миру и людям. И надеюсь, дальше самочувствие будет еще лучше.

Итак, после четырех курсов ушли явные проблемы: тахикардия, паника, страхи, температура, раздражительность. Осталось: по-прежнему никогда не ест перед дорогой (машина, метро), говорит, что может быть нехорошо, не ест жесткую пищу (может по привычке, боится), быстрая утомляемость.

Мы очень благодарны Виталию Александровичу за его метод. Низкий Вам поклон! Спасибо за терпение и внимание к самым непростым пациентам. А подросток с плохим самочувствием и капризами требует огромного терпения, я как мать знаю это как никто другой! Страшно представить, как бы жил и учился ребенок, если бы не знакомство с Вами и Вашим уникальным методом. Желаю Вам здоровья и долгих лет жизни!

А также огромная благодарность Глебу Олеговичу и Любови Игнатьевне!

Спасибо за Ваш труд, который избавляет людей от тяжелых недугов, где бессильна медицина.

Мама Ксении. 07.12.2115».

 

Проблемы сердца

Нарушение энергетического баланса между отделами сердца является причиной возникновения различных проблем в его функционировании: снижении работоспособности, тахикардии, аритмии, вплоть до мерцательной, экстрасистолии, появлении дискомфорта и боли в области сердца и, как показано выше, «страха сердца».

Наиболее частой причиной таких проблем является ослабление левого предсердия, не обеспечивающего требуемого наполнения левого желудочка.

Слабость левого предсердия может приводить к очень тяжелым состояниям. В подтверждение этого представим историю лечения методом ВБВ Ольги Кузьминковой. О себе она рассказывает в мае 2015 г.:

«Первый раз на лечение к Виталию Александровичу Копылову я попала в 2008 году. Мое состояние было очень плохим на тот момент. Мучили сильные боли в позвоночнике и во всех суставах, бессонница, слабость. Очень трудно было передвигаться, делать самые простые вещи, не могла ни учиться, ни работать. Врачи предполагали разные диагнозы: остеохондроз, грыжа диска, болезнь Бехтерева, артрит, дисплазия соединительной ткани, фибромиалгия. В качестве лечения назначали различные комбинации обезболивающих, снотворных, нестероидные противовоспалительные препараты, физиотерапию, иглоукалывание, лечебную физкультуру, ванны солевые, скипидарные, криотерапию и прочее. Но облегчения не было совершенно, боли днем и ночью, и в покое, и в движении. Мое состояние было таким плачевным, что Виталий Александрович даже предположил, что развивается рассеянный склероз. В процессе лечения и наблюдения за моим состоянием доктор пришел к выводу, что это не так.

Виталий Александрович методом ВБВ стал укреплять мое сердце (так как меня мучила тахикардия), а также делать большие программы для спины и ног и на улучшение гормонального фона. Сердечные программы шли хорошо, а вот остальные, хоть и давали на какое-то время положительный результат, но стали ослаблять сердце, и от них пришлось отказаться. За девять курсов лечения у Виталия Александровича были получены следующие результаты: я окрепла, значительно прибавились силы, смогла ходить без палочки, стало вообще намного легче двигаться, сидеть. Я смогла даже работать дома за компьютером. Улучшился сон и общее самочувствие. Боли стали тише и реже проявлять себя. К сожалению, в 2010 году лечение пришлось прервать.

Вновь попасть к Виталию Александровичу я смогла только в 2014 году. К этому времени мое состояние изменилось. Я по-прежнему могла ходить без палочки, работать за компьютером, но появились сильные боли в области солнечного сплетения и сердца, была сильная тахикардия, одышка, мучила бессонница, я очень ослабла. Виталий Александрович начал лечение с сердечных программ, и положительный результат появился очень быстро: улучшился сон, ушли боли из груди и солнечного сплетения. Я стала крепнуть. Два курса прошли прекрасно, но в перерыве, дома, мое состояние резко ухудшилось из-за стресса и больших физических нагрузок. Появились снова сильные боли в спине и суставах, пропал сон, пульс был около 90–100 ударов в минуту даже в покое. Тогда во время третьего курса (примерно в середине курса) Виталий Александрович предложил мне использовать короткую сердечную программу, воздействуя только на левое предсердие. Эта программа стала давать прекрасные результаты во всех направлениях: восстанавливается сон, прибавляются силы, спина и суставы болят гораздо меньше, общее самочувствие намного лучше. Сейчас идет четвертый курс, используется эта программа (работа только с левым предсердием). Результаты очень хорошие, возвращаюсь к нормальной жизни, самочувствие улучшается».

В сентябре она вновь приехала на лечение, и вот что рассказала перед началом лечения:

«После курса лечения в мае у В. А. Копылова, по программе левого предсердия, получила прекрасные результаты. Наладился сон, увеличилась работоспособность, концентрация внимания. Ощутила прилив сил и энергии. Увеличилось расстояние, которое могу пройти пешком без отдыха, не присаживаясь на скамейку. Боли в спине и суставах проявляли себя реже, а когда проявляли, то, хоть и были сильными, но проходили быстро. Самое главное — нормализовался пульс, ушел дискомфорт из грудной клетки, чувство сдавленности, жжение, перестала мучать одышка. К сожалению, через 2,5 месяца после лечения были довольно большие нагрузки, физические и нервные. Это несколько пошатнуло результат, снова стал частый пульс вечером и ночью, что мешает уснуть. Но общее состояние организма лучше, чем до лечения. Прилетела на курс в сентябре с надеждой и уверенностью, что удастся поправить ситуацию и снова нормализовать работу сердца, привести частоту сердечных сокращений к приемлемому уровню».

При первой встрече ее очень слабое состояние можно было бы предположительно объяснить рассеянным склерозом. Однако, характерных признаков рассеянного склероза у нее не наблюдалось. Ясно было, что у нее слабое сердце, хотя к кардиограмме больших претензий не было. Лечение было направлено на общее укрепление сердца. Состояние ее улучшилось, но оставалось неудовлетворительным. Попытки провести более общие программы с целью усиления работы гормональной системы к положительному результату не привели, скорее наоборот. Поэтому всё дальнейшее лечение было направлено на укрепление сердца, но удовлетворительного результата мы не достигли.

В последние несколько лет я особое внимание уделял оценке работы сердца в зависимости от состояния левого предсердия. Поэтому в середине предпоследнего курса я решил провести процедуру только на укрепление левого предсердия. Положительный результат проявился сразу. Пациентка уехала в удовлетворительном состоянии, которое сохранилось до следующего курса. И уже этот курс я провел только по левому предсердию. Результат — положительный, однако не стабильный: после резких психических или физических нагрузок работа сердца ослабевала, но общее состояние пациентки всё же было лучше, чем до проведения последнего курса.

Для сохранения работоспособности она приезжает к нам на «поправку» один или два раза в год. Отмечу, что сама лечебная процедура занимает не более полуминуты, а весь лечебный курс состоит из 8–10 процедур, проводимых через день.

Нарушения в работе сердца могут быть вызваны не только слабостью левого предсердия, но и рассинхронизацией между другими отделами сердца.

В мае 2015 года поступила на лечение пациентка С. с жалобой на слабость, перебои в работе сердца. Кардиограмма показала бигеминию, одно из нарушений сердечного ритма (рис. 1).

Я провел процедуру, направленную на укрепление левого предсердия. Снятая после процедуры кардиограмма (рис. 2) практически не изменилась. Не изменилась кардиограмма, снятая перед второй процедурой (рис. 3). Тогда я предположил, что слабым звеном является правый желудочек сердца и провел процедуру с акцентом на правый желудочек.

После процедуры пациентка сразу дала оценку своего состояния как «отличное». Отличной оказалась и снятая тогда же кардиограмма (рис. 4). Она осталась таковой до конца лечения (рис. 5). Выписалась пациентка в отличном состоянии.

Через три месяца по окончании лечения, а потом через год, во время лечения у нас по поводу других, не сердечных, проблем со здоровьем, снятые контрольные кардиограммы оказались ни чем не хуже снятой после первого курса (рис. 6).

Как видно, в зависимости от выбранной методики лечения сердца изменяется его функциональное состояние. Так, например, у пациентов с экстрасистолией уменьшается частота возникновения экстрасистол, либо меняется их форма, переходя, например, из межжелудочковой формы в предсердную, а часто экстрасистолия и совсем прекращается.

3 9 3

Рис. 1. Пациентка С. До начала лечения.

 

3 9 4

Рис. 2. Пациентка С. После первой процедуры.

 

3 9 5

Рис. 3. Пациентка С. Перед второй процедурой.

 

3 9 6

Рис. 4. Пациентка С. После второй процедуры.

 

3 9 7

Рис. 5. Пациентка С. По окончании лечения.

 

3 9 8

Рис. 6. Пациентка С. Через три месяца по окончании лечения.

 

В подтверждение приведу наглядный пример лечения.

Пациентка К., 43 лет. Поступила на лечение в марте 2016 года с жалобами на перебои ритма сердца, головокружения, снижение работоспособности, стрессовое состояние.

В анамнезе: В декабре 2014 года на работе ухудшилось самочувствие, появились перебои в сердечном ритме, появилось головокружение, временами возникало обморочное состояние. Была госпитализирована в кардиологическую клинику. По данным УЗИ: ПМК, регургитация (обратный переток крови из левого желудочка в левое предсердие) I степени. Назначено лечение: цераксон, конкор, омакор, тромбо АСС. Медикаментозное лечение, проводившееся более года, не принесло желаемого результата, периодически возникали приступы ухудшения состояния: головокружения, перебои ритма, обмороки.

Лечение: По договоренности за сутки до начала лечения прекратила прием лекарств. На ЭКГ от 5 марта 2016 г.: частые единичные желудочковые экстрасистолы по типу бигеминии (рис. 7). Артериальное давление на обеих руках — 130/80 мм рт. ст. Первая процедура была направлена не усиление работы левых отделов сердца: предсердия и желудочка. После процедуры ЭКГ существенно улучшилась (рис. 8): была отмечена единичная желудочковая экстрасистола. Сражу же после ЭКГ было проведено воздействие только на правое предсердие — ЭКГ показала возврат в первоначальное состояние (рис. 9). Пациентка пожаловалась на боли в области верхушки сердца. Была проведена программа лечения левого желудочека и верхушки сердца, по ЭКГ: ритм синусовый, экстрасистолы отсутствуют (рис. 10), самочувствие хорошее, жалоб нет.

3 11 7

Рис. 7. Пациентка К. До лечения.

 

3 11 8

Рис. 8. Пациентка К. После первой процедуры.

 

3 11 9

Рис. 9. Пациентка К. После дополнительной процедуры в первй день лечения.

 

3 11 10

Рис. 10. Пациентка К. После второй дополнительной процедуры в первый день лечения.

 

В дальнейшем в период с 7 по 23 марта 2016 г. было проведено еще 8 процедур с воздействием на левый желудочек и верхушку сердца с контролем по ЭКГ до и после процедуры. Во всех случаях: ритм синусовый, экстрасистол не было. Состояние пациентки существенно улучшилось: появилась бодрость, повысилась работоспособность, возросла толерантность к физическим нагрузкам. Артериальное давление стабилизировалось на 120–110/70 мм рт. ст. За весь период лечения пациентка несколько раз отмечала редкие перебои. На ЭКГ: ритм синусовый, экстрасистол нет. Последние 6 месяцев — самочувствие хорошее, перебоев в сердечном ритме пациентка не отмечала.

В этом случае уже во время первой процедуры удалось добиться нормальной и стабильной в дальнейшем работы сердца. Обычно же для достижения положительного и стабильного результата требуется проведение ряда процедур, а то и нескольких курсов лечения. Зависит это от степени разбалансированности сердца, от психологического состояния пациента и его образа жизни.

Наиболее трудно поддается лечению мерцательная аритмия. В моей практике было всего несколько случаев полного избавления пациента от мерцательной аритмии. Одним из них было лечение в начале 90-х годов заместителя Генерального директора ВАЗа, проведенное мною в медсанчасти завода. Мерцательная аритмия у него прекратилась с первой процедуры. Я провел ему всего один полный курс лечения, и у него в течение мною наблюдаемых нескольких лет мерцательная аритмия не возникала. После лечения он отдыхал на горных курортах Европы, катался на горных лыжах и чувствовал себя хорошо. Что важно — он оказался человеком слова: по моему настоянию он полностью отказался от алкоголя, хотя по характеру был компанейским, всегда на торжественных ужинах был тамадой. Когда же на встрече в Москве с руководителями одной из ведущих американских автомобильных корпораций во время ужина его коллеги заметили, что он вместо водки наливает себе воду, он ответил: «Меня закодировал Копылов».

Приведу пример попытки избавить пациента от мерцательной аритмии.

Пациент К., 1955 года рождения поступил на лечение10.05.16 с жалобой на плохое самочувствие. Последние несколько лет его жизнь была перенасыщена стрессами. Медикаментозного лечения не получал, кроме глазных капель по поводу рези и покраснения глаз. Провели электрокардиографическое исследование. Кардиограмма показала мерцательную аритмию (рис. 11) По-видимому, мерцательная аритмия возникла у него недавно, так как кардиограмма, сделанная не более года назад, нарушений ритма не показывала. Артериальное давление на обеих руках в начале лечения составляло 120/80 мм рт. ст.

Я провел лечение методом ВБВ, направленное на усиление левого предсердия и левого желудочка.. Кардиограмма, снятая после процедуры, существенно не изменилась: мерцательная аритмия сохранилась. 12.05.16 кардиограмма перед началом лечения существенно не отличалась от предыдущей. Повторил программу лечения от 10.05.16. Мерцательная аритмия сохранилась.

14.05.16 перед процедурой кардиограмма вновь показала наличие мерцательной аритмии. Теперь я провел процедуру, направленную на усиление работы только левого предсердия. После процедуры кардиограмма не изменилась, мерцательная аритмия сохранилась. 16.05.16 перед процедурой на кардиограмме — ритм синусовый. Проведено воздействие на левое предсердие. После процедуры сохранился синусовый ритм (см. рис. 12).

3 11 11

Рис. 11. Пациент К. До начала лечения.

 

3 11 12

Рис. 12. Пациент К. После четвертой процедуры.

 

18.05.16 вновь появилась мерцательная аритмия. Избавить пациента от мерцательной аритмии так и не удалось. Возможно, этому препятствовал его образ жизни, насыщенный стрессами. Алкоголь, в соответствии с требованиями при проведении курса лечения, был исключен. Однако после третьей процедуры (когда установился синусовый ритм) он закапывал глазные капли, хотя ему было известно, что метод ВБВ несовместим ни с какой лекарственной терапией. Более того, в начале лечения я ему говорил, что даже одноразовое применение атропина (при осмотре глазного дна) может существенно ухудшить работу сердца и даже вызвать мерцательную аритмию. Достоверный случай одномоментного возникновения мерцательной аритмии после применения атропина у практически здорового человека описан мною в статье «Обвиняемый страх». [6].

Ничего удивительного в этом нет: при закапывании атропина в глаза парализуется иннервация мышц, управляющих хрусталиком. Зрачок расширяется и представляется возможность осмотра глазного дна. Вбираемый кровью атропин с потоком крови попадает в сердце и проявляет в нем свое паралитическое действие. Ко мне неоднократно обращались по поводу лечения сердца, состояние которого ухудшалось после закапывания в глаза атропина.

Пациент нарушил запрет потому, что в ответ на вопрос: «Можно ли применять капли?» — ему объяснили, что применяемый им препарат не относится к группе атропинового ряда и никакого вреда при закапывании в глаза не нанесет.

Выбор мною методики лечения различных форм нарушения ритма основывается на выявлении наиболее ослабленного отдела сердца (предсердий, желудочков, верхушки сердца). Тогда, при воздействии методом ВБВ на ослабленный отдел сердца, повышается его энергетический потенциал до уровня остальных отделов. Таким образом, добиваемся их работы в едином масштабе времени. Именно рассинхронизация в работе отделов сердца, возникающая из-за энергетического дисбаланса внутри сердца, является причиной нарушения его ритма.

По современным представлениям в основе аритмии лежит различное сочетание нарушений функций сердца: автоматизма, возбудимости (источника возбуждения, водителя ритма) и проводимости. Анализируя полученные методом ВБВ изменения в работе сердца при лечении нарушений ритма, я не могу представить наличие источников возбуждения в сердце, их этиологию (родословную), водителей ритма и, как следствие, нарушение проводимости.

Нарушения ритма всегда сопровождаются изменениями в сердечной мышце в виде очагов ишемии, дистрофии, некроза, кардиосклероза, а также в виде ревматических пороков сердца, миокардитах и др. (я не рассматриваю последствия воздействия лекарственных препаратов). Однако, что здесь первично, а что вторично? По-моему первично — возникновение патологии, за которым следует нарушение ритма.

Для того чтобы оценить все изменения в работе сердца, отражаемые электрокардиограммой, кардиологи, по моим представлениям, вынуждены были пойти по пути создания модели работы сердца, включающей такие элементы как центр возбуждения, водитель ритма, проводимость, блокада и т.д., подобно тому, как восточная медицина использует, и по сей день работает с ней, модель пяти стихий (вода, огонь, земля, дерево, воздух). Такая модель помогает кардиологам в лечении, но из-за своего несоответствия происходящим в сердце процессам помогает не всегда. Может быть, поэтому сердечно-сосудистые заболевания самые проблемные среди прочих.

Моя работа в медицине началась с возникшего представления о значимости нервной системы в нашем существовании, изложенного в 1984 году в работе «Функциональная способность нервной системы и ее роль в физиологических процессах», ставшей в дальнейшем основой для разработки и развития концепции напряжения и метода ВБВ. Основная мысль этой работы состоит в том, что функциональное существование каждой клетки нашего организма определяется функциональным состоянием соответствующей ей нервной клетки, которое в свою очередь зависит от ее энергетического потенциала. Энергетическое питание нервная система получает через обеспечивающее ее кровоснабжение. Кровь же насыщается энергией в процессе взаимодействия организма (за счет его напряженного состояния) с энергией внешнего мира. Носителями энергии являются гормоны, вырабатываемые гормональной системой. При растворении в ликворе крови гормоны передают ей свою субстанцию — энергию «тонкого мира». Получается: какова нервная система, таковы и мы, и насколько совершенна гармония гормонов, настолько гармоничны и мы.

Воздействуя методом ВБВ на периферическую нервную систему, посредством боли и через напряжение мы увеличиваем ее энергетический потенциал. Периферическая нервная система управляется ЦНС, жизнедеятельность и качество которой в свою очередь определяется генетикой организма и, как бы это нам не нравилось, образом жизни. «Единственный способ сохранить здоровье — это есть то, чего не хочешь, пить то, что не любишь и делать то, что не нравится» (Марк Твен).

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Копылов В. А. Способ лечения ишемической болезни сердца: патент № 2033142 Рос. Федерация. Заявл. 29.06.1992 № 5049976; зарег. 20.04.1995.
  2. Копылов В. А. Обвиняемый — страх // Вестник Петровской академии. 2010. № 2 (16). С. 31–38.
  3. Копылов В. А., Сальник Ю. И., Таймазов В. А., Королёв Л. А., Унжаков А. В., Шарипов Н. З. Подготовка боксеров высокой квалификации (Краткий отчет по НИР) [Электронный ресурс] // Сайт доктора В. А. Копылова. [2001]. URL: http://kopylov.ru/index.php/ct-menu-item-223/ct-menu-item-287/ct-menu-item-289 (дата обращения 21.08.2016).
  4. Давыденко В. В., Тихонов Г. О. Сколиоз и другие деформации опорно-двигательного аппарата. Новый взгляд на проблему // Журнал «Традиционная медицина. Восток и Запад». 2007. № 1 (12). Том 4. С. 55–64.
  5. Копылов В. А. Напряжение — это жизнь // Вестник Петровской академии. 2007. № 7. С. 64–72.
  6. Копылов В. А. Обвиняемый — страх (продолжение 2) // Вестник Петровской академии. 2012. № 1 (26). С. 61–69.

Носителями энергии являются гормоны, вырабатываемые гормональной системой. При растворении в ликворе крови гормоны передают ей свою субстанцию — энергию «тонкого мира».

 

 

Копылов В.А.

Копылов В.А.

На протяжении всей истории человечества такие вопросы, как здоровье и способы его сохранения, болезнь, боль и исцеление были и остаются чрезвычайно важными и актуальными, постоянно привлекая к себе внимание. Многие люди посвятили медицине всю свою жизнь, надеясь получить ответы на эти вопросы, стараясь проникнуть в тайны природы и найти универсальную формулу здоровья, понять принципы и освоить искусство врачевания. Но среди них были лишь единицы, кто отправился в этот путь и занялся врачеванием уже в зрелом возрасте, будучи состоявшимся и сложившимся специалистом в совершенно другой области знаний. Таким человеком оказался и Виталий Александрович Копылов.

 

Узнать больше...

Презентация

Рисунки наших деток

Безымянный

Группа доктора Копылова