ИНТЕРВЬЮ С ОРЗУБЕКОМ НАЗАРОВЫМ, НЕОДНОКРАТНЫМ ЧЕМПИОНОМ МИРА ПО БОКСУ

 

- Орзубек, сколько раз Вы были чемпионом?

- Сейчас я являюсь семикратным чемпионом мира среди боксеров профессионалов Всемирной боксерской ассоциации, это - WBA.

- В настоящий момент Вы проживаете и тренируетесь во Франции?

- Да, сейчас я уже заключил контракт и работаю во Франции, до этого я работал в Японии.

- Что Вас заставило приехать к нам в Санкт-Петербург, в лабораторию к Виталию Александровичу Копылову?

- Если коротко, то Виталия Александровича я знал по рассказам тренера и ребят по сборной. Я раньше был в сборной Советского Союза и уже слышал о нем года, наверное, с восемьдесят восьмого.

- От кого именно?

- От Зимина Александра Васильевича. Был у нас боксер, очень хороший, Ягубкин Саня, так вот он мучался со своей больной спиной. Это такая травма боксерская, очень многие с ней сталкиваются. И Виталий Александрович его поднял за очень короткий срок, он его подвел к соревнованиям. Тогда я просто слышал, но не знал где и что. Это от меня было далеко. Потом ушел в профессионалы, и слышал, что были еще какие-то спортсмены, еще наши бойцы-тяжи обращались к Виталию Александровичу.

И вот в последнее время, опять же через Зимина, узнал еще о двух случаях. Это уже непосредственно два близких мне человека, два моих близких друга - Вячеслав Яновский и Юра Арбачаков. У Славы пошел сильный спад в боях, с пика пошел, явный, и он обратился через Александра Васильевича к Виталию Александровичу. Прошло буквально полгода, и Слава выиграл, стал чемпионом FAB'а, чемпионом Азии среди профессионалов в свои сорок лет. Это - результат, в боксе это - редкость. Есть такие боксеры-иностранцы, но у них другой уклад жизни, а Слава Яновский при нашем укладе жизни это сделал. Это был результат, безусловно, курса лечения.

- А про Арбачакова?

- А с Юркой, это вообще очень яркий пример. Поэтому я сразу и приехал сюда. Дело в том, что год назад я Юру видел, мы вместе работали в Японии тогда. Но в силу обстоятельств я поменял промоутера своего, организатора. И год назад, когда я последний раз видел Юру, так скажем, образно, конечно, Юра - был мертвый. Он выходил на тренировке, подходил к снаряду, боксерскому мешку, и практически ничего не мог сделать, он просто так вот стоял. С точки зрения боксера я смотрел и думал: Юра, наверное, даже один бой уже не протянет. Потом мы с ним как-то расстались, целый год друг друга не видели.

И вот недавно Юра приехал ко мне во Францию, он там тренировался. Готовился: 12 ноября у него будет бой. Был понедельник, у нас очень тяжелый день, работа на снаряде, на боксерском мешке, и я просто поразился: я знаю Юру, я его видел, а тут, тут работает совершенно другой человек, новый человек работает - он такие удары наносит, он и скорость поддерживает и темп, всё есть.

- Чем он объяснял это?

- Я подошел и стал расспрашивать: "Юра,- говорю,- откуда это!?" "Я,- отвечает,- провел серию процедур у Копылова". Юра - немногословный человек, но если он говорит, то говорит истину. Тогда я подошел к Александру Васильевичу, и он подтвердил.

- Орзубек, что все-таки именно Вас беспокоило, что заставило обратиться именно в этот момент к Виталию Александровичу?

- Проблема была. Из-за чего я, в общем-то, приехал сюда, это - печень. Я считал, что это печень. Не то чтобы она болела или беспокоила, но вот когда ложился, появлялись в ней небольшие покалывания, что ли. Если организм хорошо функционирует, его не чувствуешь, а тут я стал понимать, что у меня есть печень, что она у меня присутствует. Меня это стало беспокоить. Это было где-то в мае, летом пока отдыхал - ничего, а потом опять начал тренироваться, и опять у меня началось. Это вот одна причина. А потом, по ходу, у меня, оказывается, еще много чего выявилось.

- Когда Вы приехали к Виталию Александровичу, Вы прошли здесь стандартное обследование, которое включает эхокардиографию сердца, и мы увидели, что у Вас резко снижены и ресурсы сердца, о чем Вы, видимо и не подозревали, может быть?

- Нет, даже не думал.

- Виталий Александрович сказал, что надо начинать лечение именно с патологии сердца, чтобы укрепить организм и в дальнейшем избавиться от других заболеваний. Когда Вы начали курс лечения?

- Две недели назад, чуть больше двух недель.

- За эти две недели Вам проведено уже восемь процедур. 13 октября 1997 года - первая. Как изменилось Ваше самочувствие?

- По поводу печени. Оказалось, когда мне была сделана кардиограмма и ультразвуковое исследование, что у меня больна не печень, а проблема с почками. Если у всех у нормальных людей, скажем, почка опускается, то у меня получилось сильное смещение, и приподнялась она так, что, как сказал Виталий Александрович, она "прилипла" к печени, это и было причиной покалывания в области печени.

Сейчас я тренируюсь уже здесь, в Питере. Тренируюсь, как у нас говорят, в легкую. Обычно когда я начинал тренировки, то после очень тяжело было, это - боль в спине. Первое, что меня сразу тревожит - больная спина. Сейчас я здесь уже две недели тренируюсь - и хоть бы что, и даже со спиной, у меня никаких проблем нет. Хотя я раньше боялся: чуть-чуть поддуло - всё, я первые три дня я уже ничего не мог, пока не переболею. Вот через боль у меня и проходило, потом всё нормально было. Это первое.

Второе - у меня страшно болело ахиллово сухожилие на левой ноге, буквально после двух процедур боли прошли. Раньше, начиная кроссы, я не мог бежать, начинал с ходьбы. Шел потихоньку - прихрамывал, потом бежал - прихрамывал, только когда разогревался уже, бежал нормально. Но и после того, как отбегаю, отдохну, на тренировке все-таки прихрамывал, в ноге были боли. Обращался я к врачам, массажистам они не могли найти причину этого. А здесь буквально две процедуры - пошел на тренировку, всё. Потом Виталий Александрович спрашивает: "Ну, как твой ахилл?" Я говорю: "Если честно, я что-то забыл даже про него, просто у меня из головы вылетело". Я забыл про него, действительно.

Вот это две основные вещи.

А печень, я просто сейчас нормально ем, нормально питаюсь теперь и тренируюсь.

- А как ваша общая работоспособность за это время, Вы заметили какие-то изменения?

- Я делал анализ своей работы на снарядах. Когда начинаешь тренироваться после перерыва (у меня получилось, что две недели не тренировался вообще), начало тренировок проходит очень тяжело. Это - вкатывание организма, это - боли, мышечные боли, это - нежелание, так скажем. А здесь я сейчас начал тренироваться, просто я уже себя сам тормозил. Чувствую, что у меня энергия, образно говоря, прет через край. Чувствую, что уже основную работу закончил по плану, а мне еще хочется работать, я сам себя уже тормозил.

- И по данным ультразвукового исследования сердца все показатели сократимости сердечной мышцы выросли почти в полтора раза. Если фракция изгнания у Вас, когда Вы к нам пришли, была даже ниже среднего уровня, необходимого человеку - 58-57%, то сейчас - 75%, это более чем достаточно, особенно для спортсмена Вашего класса. И скорость сокращения самих волокон резко возросла. То есть Вы сейчас обладаете большим потенциалом со стороны сердечной мышцы, чем, когда пришли к нам. Хотя прошел короткий период времени...

- Да.

- ...и Вы ведь не получали никакой терапии, коме лечения методом внешнего болевого воздействия...

- Только, только.

- ...и такой хороший эффект. Как Вы сами оцениваете, после того, как на себе почувствовали возможности этого метода, может ли он занять достойное место в подготовке спортсменов высокого уровня?

- Я думаю, даже не может, а должен занять. Понимаете, у спортсменов всё направлено не на лечение, а на поддержку организма. Дается виназин, рибоксин и прочее, главным образом для поддержания сердца, всевозможные витамины или таблетки. И возможно я боксирую так долго (у меня все-таки стаж 21 год уже) потому, что и в сборной Советского Союза я никогда не принимал эти таблетки.

- Ведь это всё вызывает побочные эффекты и отрицательно действует на печень, на почки, на сердечную мышцу. Давая кратковременный эффект, эти препараты при длительном использовании приводят к обратному результату.

- Да, да. Лучшие, как правильно Виталий Александрович сказал, лучшие витамины это из тех мест, где вырос. Я вырос в Киргизии, и для меня это - наша курага, наш изюм, наши орехи.

- Привычная для Вас пища.

- Витамины витаминами, но я хочу вернуться к тому эффекту, который на себе сейчас испытал! Да, это больно. Но вот опять же, спортсмены, такие как мы, привыкли к массажам, особенно боксеры, мы привыкли к боли. И вот я после процедуры вставал с кушетки, Виталий Александрович говорит: "Ну, как?" Я говорю: "Знаете,- говорю,- мне было приятно". Мне эта боль приятна!

- То есть организм даже последующих процедур ждал?

- Он удовлетворение получает, организм. Понимаете, вот действительно, удовлетворение получаю, внутреннее удовлетворение получаю от лечения. Не говоря уже о самом эффекте.

- Понятно. Вы при возможности постараетесь сделать доступной информацию о Виталии Александровиче?

- Да, обязательно! Вот сейчас у меня берут очень много интервью, в газетах, на телевидение я выступаю очень часто, и я обязательно об этом скажу. Понимаете, одно дело слышать из чьих-то уст, кто-то где-то мне когда-то сказал, у кого-то я увидел, а другое дело почувствовать на себе, это - большая разница!

- Безусловно. Вы не думаете, что метод может войти обязательной составляющей частью в подготовку спортсменов, в частности боксеров высокого класса, и в периодах между тренировками, и при реабилитации после осложнений, полученных на ринге?

- Да, особенно реабилитация, особенно. Сейчас у меня нет близко соревнований, я бы мог даже на себе это ощутить. Но как реабилитация после двадцати лет занятий боксом это просто здорово, сейчас я за две недели практически восстановился. Это, ну, это просто феноменально! Это необходимо. Каждому, всем так просто не объяснишь. Все не смогут это прочувствовать, но тот человек, который прочувствует, а я не премину при каждом удобном случае сказать об этом, тот человек, который почувствует, он будет полностью за этот метод.

- Будем надеется, что люди, от которых зависит непосредственная помощь во внедрении этого метода, обратят внимание на работу Виталия Александровича. Он работает не один год по разным направлениям, в том числе со спортсменами, получены значительные результаты не только с боксерами, но и с теннисистами, фигуристами, пловцами, гребцами, причем на уровне мастеров спорта, заслуженных мастеров спорта, мастеров спорта международного класса. Хотя поддержки пока большой не оказывалось. А, видимо, должна быть такая поддержка, в том числе от государства, поскольку результаты наших спортсменов в итоге могли бы быть и выше.

- Гораздо выше!

- Спасибо Вам.

 

СПб, октябрь, 1997.

 

Интервью к публикации подготовил А.Я.Зайцев

Копылов В.А.

Копылов В.А.

На протяжении всей истории человечества такие вопросы, как здоровье и способы его сохранения, болезнь, боль и исцеление были и остаются чрезвычайно важными и актуальными, постоянно привлекая к себе внимание. Многие люди посвятили медицине всю свою жизнь, надеясь получить ответы на эти вопросы, стараясь проникнуть в тайны природы и найти универсальную формулу здоровья, понять принципы и освоить искусство врачевания. Но среди них были лишь единицы, кто отправился в этот путь и занялся врачеванием уже в зрелом возрасте, будучи состоявшимся и сложившимся специалистом в совершенно другой области знаний. Таким человеком оказался и Виталий Александрович Копылов.

 

Узнать больше...

Презентация

Рисунки наших деток

Безымянный

Группа доктора Копылова